Возвращение в Иран
Владимир Путин 13 апреля подписал указ, в соответствии с которым снимаются ограничения на поставки зенитных ракетных систем С-300 в Исламскую Республику Иран

В этот же день МИД РФ распространил заявление главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова, в котором указано, что «для Ирана, принимая во внимание очень напряженную ситуацию в окружающем его регионе, современные системы противовоздушной обороны очень важны». Об этом, в частности, свидетельствует стремительное и тревожное развитие событий в Йемене, где аравийская коалиция проводит операцию против повстанцев-хуситов.

Сергей Лавров напомнил, что в 2010 г. решение о приостановке выполнения контракта на поставку Ирану ЗРС С-300, который уже был подписан и вступил в силу, было принято Россией добровольно в интересах поддержки консолидированных усилий «шестерки» международных посредников, чтобы стимулировать максимально конструктивный процесс переговоров по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (ИЯП).

Напомнив, что на переговорах в Лозанне между «шестеркой» международных посредников и Ираном к началу апреля 2015 г. был достигнут существенный прогресс и согласованы политические рамки окончательной договоренности по ИЯП, российский министр иностранных дел подчеркнул: «Убеждены, что на данном этапе необходимость в такого рода эмбарго, причем в отдельном добровольном российском эмбарго, полностью отпала».

Далее в заявлении Сергея Лаврова указано, что С-300 – это система, которая имеет исключительно оборонительный характер и ее наличие у Ирана «не поставит под угрозу безопасность какого-либо государства региона, включая, конечно, Израиль».

Надо отметить, что военно-техническое сотрудничество между Россией и Ираном уже прерывалось вследствие западного давления.

Активное ВТС Москвы и Тегерана началось в 1990 г. Ежегодный среднегодовой объем поставок в первой половине 1990-х гг. оценивался в сумму около $500 млн.

Однако 30 июня 1995 г. под давлением США был подписан меморандум Гор-Черномырдин, в соответствии с которым Москва обязалась не заключать новых контрактов на поставки обычных вооружений в Иран, а исполнение уже заключенных завершить к концу 1999 г. Россия не успела реализовать в полном объеме уже подписанные контракты до 31 декабря 1999 г., в результате чего недополучила около $2 млрд. Кроме того, Россия была вынуждена отказаться от поставок Ирану запчастей к ВВТ.

В ноябре 2000 г. Москва официально уведомила американскую администрацию об отказе с 1 декабря 2000 г. от данных в 1995 г. обязательств не поставлять в Иран обычные вооружения.

В период 2000-2010 гг. Россия поставила Ирану 66 вертолетов Ми-17, Ми-171 и Ми-171Ш, около 300 БМП-2, три новых штурмовика Су-25УБК, некоторое количество управляемых артиллерийских снарядов «Краснополь-М», 29 ЗРК «Тор-М1» (12 из них – в буксируемом варианте «Тор-М1Т», специально разработанном Концерном ПВО «Алмаз – Антей» для Ирана).

В 2007 г. был подписан контракт на поставку Ирану пяти дивизионов ЗРС С-300ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около $800 млн., который не был выполнен.

После введения эмбарго 22 сентября 2010 г. потери России в результате сворачивания военно-технического сотрудничества с Ираном ЦАМТО оценивал в $11-13 млрд. Эта сумма включала как поставки по уже подписанным контрактам, так и упущенную выгоду от сворачивания программ по перспективным проектам. Следует отметить, что в 2001 г. Иран приступил к реализации 25-летней программы перевооружения ВС страны, которая  предусматривала в основном ориентацию на закупку ВВТ российского производства.

В перспективе Иран рассматривался как возможный заказчик от 18 до 36 ЗРК среднего радиуса действия «Бук-М2Э» для создания эшелонированной системы ПВО страны. Тегеран также высказывал намерение закупить до тысячи ПЗРК «Игла», РЛС «Гамма-ДЕ», «Каста-2Е2».

Наиболее острую потребность Иран испытывает в самолетах тактической авиации. В этой связи Иран рассматривался российской стороной как кандидат на закупку до 24 новых истребителей Су-30МК и до 50 МиГ-29СМТ общей стоимостью до $2,5 млрд., а также 12 штурмовиков Су-25УБК. Велись переговоры о поставках Тегерану до 50 двигателей РД-33. Тегерану также нужны новые ударные и транспортные вертолеты (Ми-35М или Ми-28Н, Ми-26), а также противолодочные Ка-27/Ка-28.

По военно-морской тематике Иран мог стать вероятным покупателем ракетных и патрульных катеров, корветов, а также ДКВП «Мурена» и «Зубр», ДЭПЛ проекта 636, а также заказчиком модернизации двух лодок проекта 877ЭКМ с возможной интеграцией ракетного комплекса Club-S с ПКР 3М-54Э.

В сегменте техники сухопутных войск Иран высказал заинтересованность в приобретении танков Т-90С. Объем поставок этих ОБТ мог достигнуть 350 машин. Дополнительные потребности в БМП-2 оценивались в 700-1000 машин, а в перспективе Иран мог закупить БМП-3 и БМП-3Ф. Тегеран интересовался закупкой ПТРК,  буксируемых артиллерийских орудий «Нона-К», а также ОТРК «Искандер-Э».

Многие из этих вооружений Ирану по-прежнему нужны. В перспективе, если окончательное соглашение по ядерной программе Ирана будет подписано, а  эмбарго СБ ООН на поставки вооружений Тегерану отменено, для России вновь откроется этот очень емкий рынок. Но теперь Москве предстоит побороться за него, прежде всего – с Китаем.

В случае «полноценного» возвращения на иранский рынок, объем поставок в среднесрочной перспективе может составить до $10 млрд. Речь идет как о возобновлении ранее замороженных программ, так и о реализации новых проектов.


 

НОВОСТИ

На реализацию госзаказа в 2019 г. предусмотрено почти 1,5 трлн. рублей, заявил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу в ходе очередного заседания Коллегии Министерства обороны России.
Более 30 комплексов радиоэлектронного противодействия «Хибины-2» получили специалисты наземных служб для оснащения самолетов Су-34 авиационного полка Ленинградской армии ВВС и ПВО Западного военного округа, дислоцированного в Воронежской области.
Тактико-техническое задание на тяжелый ударный беспилотник «Скат» планируется утвердить в Министерстве обороны России до конца года, после чего начнутся опытно-конструкторские работы, заявил в интервью РИА «Новости» генеральный директор РСК «МиГ» Илья Тарасенко.
В рамках учения по обеспечению комплексной безопасности объекта атомной энергетики, проходящего в Смоленской области, военнослужащими войск РХБ защиты был замаскирован объект Смоленской АЭС.
АО «Рособоронэкспорт» обсудило состояние и перспективы экспорта продукции военного назначения в ходе Петербургского международного экономического форума 2019 г.
В Архангельской области началось строительство производственно-логистического комплекса для нужд МО РФ, сообщил заместитель министра обороны России генерал армии Дмитрий Булгаков. По его словам, строительство планируется завершить в 2021 г.
В Свердловской и Челябинской областях специалисты РЭБ Центрального военного округа (ЦВО) впервые апробировали подавление воздушных средств с применением сразу трех наземных комплексов: «Красуха», «Житель» и «Борисоглебск».
В Ульяновске прошел пятый Открытый Корпоративный чемпионат ОАК по профессиональному мастерству в авиастроении по стандартам WorldSkills. Главный Кубок завоевала команда «Сухого».
В День России, 12 июня, работники Компании «Сухой» создали Аллею Авиаторов ОКБ Сухого.
Ижевский электромеханический завод «Купол» (входит в состав Концерна ВКО «Алмаз – Антей») представил на Международном военно-техническом форуме «Армия-2019» полномасштабный макет ЗРК семейства «Тор» на четырехосном колесном шасси производства Брянского автомобильного завода.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100