Когда голова вертит шеей
Эффективная схема разработки гиростабилизированных систем

В последнее время в российских и зарубежных вооруженных силах резко возрос спрос на гиростабилизированные системы или компоненты систем с гироскопической стабилизацией.

Леонид МОСКОВЧЕНКО

Артем МОСКОВЧЕНКО

Антон ВЛАСОВ

Это обусловлено множеством факторов (снижением цен при повышении точностных и отказоустойчивых характерис-тик комплектующих, общими тенденциями развития войсковых сис-тем управления и наблюдения и т.д.). Активно ведутся работы как по разработке новых гиростабилизированных оптико-электронных и радиолокационных систем, так и по модернизации существующих (например, с переходом от косвенной стабилизации к гироскопической). Если с процессом модернизации все более или менее понятно – перевести систему на гиростабилизированную платформу, скорее всего, поручат предприятию, специализирующемуся на решении подобных задач, то с разработкой новых систем ситуация сложнее. Уже не единичны примеры, когда разработка той или иной гиростабилизированной системы «пробуксовывает», ставя под угрозу сложные и важные военно-технические проекты. Понятно, что причин можно привести достаточно – это и последствия упадка российской высокоточной техники, и недостатки базовых электронных компонентов, и пр. Однако немаловажным, а скорее основным, фактором служит схема исполнения заказа, которая зачастую формируется неэффективно.

Рис. 1

Сложившаяся схема

На примере разработки некой новой ракеты с оптической головкой самонаведения рассмотрим обычно складывающуюся схему разработки продукции. Укрупненно она выглядит примерно так:

1. Заказчик разрабатывает ТЗ на новую ракету с оптической головкой самонаведения.

2. ТЗ передается головному исполнителю, который разбивает его на подсистемы, формулирует частное техническое задание (ЧТЗ), и распределяет их между собой и соисполнителями.

3. Этап разработки, доработки, испытания и т.д.

4. Головной исполнитель получает результаты работы соисполнителей, соединяет все вместе.

5. Головной исполнитель сдает проект заказчику.

В целом схема (рис. 1) выглядит логичной, да и ничего другого тут придумать нельзя. Однако если углубиться и более подробно остановиться на выборе головным исполнителем соисполнителя по конкретному модулю «оптическая головка самонаведения», возникает ситуация, когда на эту роль выбирают предприятие, занимающееся оптикой. Это понятно, головка же «оптическая», при этом не учитывается, что львиную долю функционала «головки» выполняет гиростабилизированная платформа. Именно платформа обеспечивает захват ракетой цели, наведение, корректировку траектории. Соответственно, от качества ее исполнения, в первую очередь, будет зависеть насколько хорошо «головка» исполнит свои функции, оптика же уходит на второй план. В качестве телевизионной камеры можно выбрать прибор, который в состоянии покоя будет видеть цель на дальности 30-40 км, но в условиях движения и вибраций, при плохой стабилизации, все, что увидит камера – это смазанную непригодную для работы картинку. К сожалению, понимания этой взаимосвязи нет. Соисполнителем назначается «оптическое предприятие», и дальше заказчик (головной исполнитель) сталкивается с рядом проблем:

1. Угрозой полного срыва проекта (в части невыполнения основных требований по точности, динамическим характеристикам и т.д.).

2. Множественными доработками.

3. Затягиванием сроков.

Первые две проблемы обычно возникают при желании «оптического» предприятия самостоятельно заняться разработкой гироплатформы. Не обладая необходимым опытом в гироскопии, предприятие неминуемо сталкивается с множеством трудностей, и в большинстве своем результаты самостоятельной разработки или совершенно не удовлетворяют заказчика (головного исполнителя) или требуют дальнейших длительных доработок. Упорство в самостоятельной разработке силами «оптического» предприятия, скорее всего, приведет к полному закрытию проекта или его частичному пересмотру.

Логичный шаг со стороны «оптического» предприятия (сразу или после собственной неудачной попытки) обратиться к разработчикам, изначально специализирующимся на гиростабилизированной технике. В этом случае выстроится следующая цепочка (рис. 2).

Рис. 2

Кажется, что задача решена. Однако при такой схеме проблема «множественных доработок» спускается на уровень соисполнителей, и заказчик ее не наблюдает, но следствие этой проблемы в виде затягивания сроков остается (рис. 3).

Являясь в связке соисполнителей головным и решая, прежде всего, собственные задачи, «оптическое» предприятие вступает с «гироскопистами» в длительный процесс итераций, подгонок и доработок.

Кстати, все подобные неудачи могут быть связаны не только с непосредственной работой «оптического» предприятия, но и с тем, что головной исполнитель сформулировал в ЧТЗ заведомо невыполнимые (по физическим или конструктивным ограничениям) требования, а соисполнитель, вовремя это не разглядев, что называется: «подписался по полной».

Рис. 3

Эффективная схема

Говоря про эффективную схему разработки военных, а в ряде случаев и гражданских гиростабилизированных систем, необходимо отметить, что если дело дошло до необходимости гиростабилизации, то, скорее всего, именно на нее возлагаются критичные для всей системы функции. Какой блок будет в итоге стабилизирован не так уж важно. На первый план выходят: точность наведения, скорость реакции, динамика, предельные углы поворота – в общем, параметры, характеризующие гироплатформу. Соответственно схема должна выстраиваться таким образом, чтобы именно предприятие, занимающееся гиростабилизацией, было ведущим при разработке подобной системы и уже само привлекало нужных ему соисполнителей, определяя требуемые характеристики стабилизируемых приборов. Обладая необходимым опытом, подобное предприятие еще на этапе формулирования ЧТЗ сможет выявить «узкие» места, внести свои предложения и корректировки, в конечном счете, ответственно заявить, что какие-то вещи реализовать невозможно. В данном случае речь идет о выполнении совместной оптимизации структуры и характеристик информационных каналов (оптических, радиолокационных, комбинированных и т.д.) и контуров стабилизации и управления гиростабилизированной платформы (рис. 4).

Рис. 4

Обращаясь к приведенному выше примеру оптической головки самонаведения – подбирать оптимальные ТВ или ТПВ камеры на этапе разработки гироплатформы для головки самонаведения проще, чем подгонять эту платформу под уже выбранную камеру. При подобном подходе к минимуму сводятся риски неисполнения проекта, неполного выполнения требований, а также снижаются временные затраты и гарантируется более качественный результат.

www.npo-karat.ru

Леонид Васильевич МОСКОВЧЕНКО – генеральный директор, генеральный конструктор ОАО «НПО «Карат»

Артем Леонидович МОСКОВЧЕНКО – первый заместитель генерального директора

Антон Сергеевич ВЛАСОВ – начальник отдела рекламы


 

НОВОСТИ

По информации заместителя председателя Военно-промышленной комиссии (ВПК) РФ Дмитрия Рогозина, в Коллегии ВПК сформирован оперативный штаб для обеспечения устойчивого развития оборонно-промышленного комплекса и стабильного исполнения гособоронзаказа в условиях прогнозируемого усиления незаконных санкций США против оборонных предприятий России.
Зенитчики общевойсковой армии Западного военного округа (ЗВО) на полигоне Капустин Яр (Астраханской обл.) в конце декабря 2017 г. получили комплект ЗРК «Бук-М3», после чего совершили марш комбинированным способом в пункт постоянной дислокации в Курской области.
Министерство обороны России имеет твердый контракт на 35 учебно-тренировочных самолетов производства Уральского завода гражданской авиации (УЗГА), которые будут использоваться для подготовки курсантов военно-транспортной авиации, сообщил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения предприятия.
В структуре Сухопутных войск (СВ) России сохранятся и бригады, и дивизии, что позволит обеспечить баланс группировок войск, способных выполнять различные задачи, заявил главнокомандующий СВ генерал-полковник Олег Салюков.
В начале января с подразделениями радиоэлектронной борьбы Западного военного округа была проведена тренировка по радиоподавлению средств связи условного противника.
В 2017 г. закупка ракетных комплексов «Ярс» обеспечила устойчивые темпы перевооружения группировок шахтного и подвижного базирования Ракетных войск стратегического назначения.
ОКБ им. Симонова получило контракт от Минобороны РФ на выполнение аванпроекта по созданию перспективного тяжелого высокоскоростного БЛА самолетного типа массой порядка 4-5 тонн и скоростью 750-950 км/ч, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на источник в ОПК.
Специалисты Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н.Е. Жуковского (входит в НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского») завершили очередной этап испытаний модели среднего военно-транспортного самолета Ил-276 (известен также под обозначением многоцелевой транспортный самолет – МТС, первоначально разрабатывался совместно с Индией).
Компания «Рособоронэкспорт» планирует расширить географию выставочной работы в 2018 г.
«Вопрос газотурбинных установок для флота окончательно закрыт, и мы можем себя чувствовать абсолютно спокойно в этом плане», – заявил заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов в ходе визита на рыбинское предприятие «ОДК-Сатурн», где состоялось совещание по развитию российской двигателестроительной отрасли.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100