Ракетный удар по Европе: миф или реальность?
Вопреки  заявлениям НАТО, ракетной угрозы для старого света не существует

Ввиду отсутствия эффективных средств противоракетной обороны (ПРО) от баллистических ракет средней дальности (соответствующие системы защиты от ракет малой дальности имеются у России, США и Израиля, в ближайшее время они появятся в Европе и на территории аравийских монархий) такие носители могут служить практически гарантированным средством доставки к целям оружия массового уничтожения (ОМУ).

Владимир ЕВСЕЕВ

Однако развитие ракетных технологий представляет собой настолько сложную техническую задачу, что подавляющее большинства государств в ближайшие годы вряд ли смогут их освоить самостоятельно, то есть при отсутствии значительной иностранной помощи. Реальность последней существенно ограничивается действующим на международном уровне Режимом контроля за ракетными технологиями (РКРТ). Исходя из этого, рассмотрим текущее состояние и перспективы (до 2020 г.) ракетных угроз для Европы. Анализ проведем для всех государств, имеющих баллистические и крылатые ракеты, за исключением постоянных членов Совета Безопасности ООН. При этом противокорабельные крылатые ракеты рассматриваться не будут.

БЛИЖНИЙ И СРЕДНИЙ ВОСТОК

Наибольших успехов в освоении ракетных технологий на Ближнем и Среднем Востоке добились Израиль и Иран, которые смогли создать баллистические ракеты средней дальности. Как будет показано ниже, ракеты аналогичного типа в конце 1980-х гг. получила из Китая Саудовская Аравия. Помимо них баллистические ракеты малой дальности (до 1 тыс. км) имеют Йемен, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Сирия и Турция.

ИЗРАИЛЬ

Создание баллистических твердотопливных ракет мобильного базирования типа «Иерихон» (Jericho) произошло в Израиле в начале 1970-х гг. при техническом содействии со стороны французской ракетостроительной компании Marcel Dassault. Первоначально появилась одноступенчатая ракета «Иерихон-1», которая имела следующие тактико-технические характеристики: длина – 13,4 м, диаметр – 0,8 м, вес – 6,7 тонны. Она могла доставить головную часть весом около 1 тонны на дальность до 500 км. Круговое вероятное отклонение (КВО) этой ракеты от точки прицеливания составляет около 500 м. Сейчас у Израиля имеется до 150 ракет указанного типа, но не все из них являются работоспособными. Для их старта могут быть задействованы 18-24 мобильных пусковых установок (ПУ). Разумеется, речь идет о подвижном грунтовом ракетном комплексе. Именно так далее и будем рассматривать мобильные ПУ.

В середине 1980-х гг. израильские конструкторы приступили к разработке более совершенной двухступенчатой ракеты «Иерихон-2» с дальностью стрельбы 1,5-1,8 тыс. км при весе головной части 750-1000 кг. Ракета имеет стартовый вес 14 тонн, длину – 14 м, диаметр – 1,6 м. Летно-конструкторские испытания ракет этого типа были проведены в период 1987-1992 гг., их КВО составляет 800 м. Сейчас Израиль имеет от 50 до 90 баллистических ракет средней дальности «Иерихон-2» и 12-16 соответствующих мобильных ПУ.

На базе ракеты «Иерихон-2» Израиль создал ракету-носитель для запуска спутников.

Следует заметить, что в условиях мирного времени пусковые установки ракет «Иерихон-1» («Иерихон-2») размещены в специально оборудованных подземных сооружениях на ракетной базе Кфар-Захария, расположенной 38 км южнее Тель-Авива.

Дальнейшим развитием израильской ракетной программы стала трехступенчатая ракета «Иерихон-3», первое испытание которой было проведено в январе 2008 г., а второе – в ноябре 2011 г. Она способна доставить головную часть весом в 1000-1300 кг на расстояние свыше 4 тыс. км (по западной классификации – промежуточная дальность). Принятие на вооружение ракеты «Иерихон-3» ожидается в 2015-2016 гг. Ее стартовый вес составляет 29 тонн, а длина – 15,5 м. Помимо моноблочной, ракета этого типа способна нести разделяющуюся боевую часть с несколькими боеголовками индивидуального наведения. Предполагается ее базирование как в шахтных пусковых установках (ШПУ), так и на мобильных носителях, в том числе – железнодорожных.

В качестве потенциального средства доставки ядерного оружия может рассматриваться космическая ракета-носитель Shavit. Это трехступенчатая твердотопливная ракета, созданная по американским технологиям. С ее помощью израильтяне вывели на низкие околоземные орбиты пять космических аппаратов массой по 150 кг. Как полагают специалисты американской Национальной лаборатории им. Лоуренса, ракета-носитель Shavit может быть достаточно легко модифицирована в боевую ракету межконтинентальной дальности: до 7,8 тыс. км при 500-киллограммовой головной части. Конечно, она размещается на громоздком наземном пусковом устройстве и имеет значительное время подготовки к старту. Вместе с тем, конструктивные и технологические решения, достигнутые при разработке ракеты-носителя Shavit, могут быть использованы при разработке боевых ракет с дальностью стрельбы свыше 5 тыс. км.

Помимо этого, на вооружении Израиля имеются крылатые ракеты морского базирования, способные нести ядерное оружие. Скорее всего, это модернизированные израильтянами американские крылатые ракеты Sub Harpoon с дальностью стрельбы до 600 км (по другим данным – это ракеты израильской разработки Popeye Turbo c дальностью полета до 1,5 тыс. км). Указанные крылатые ракеты размещаются на шести дизель-электрических подводных лодках типа Dolphin немецкого производства.

Потенциально израильские баллистические ракеты промежуточной (в перспективе – межконтинентальной) дальности, оснащенные ядерной головной частью, могут создать для Европы реальную ракетную угрозу. Однако такое в принципе невозможно, пока еврейское население составляет в стране большинство. До 2020 г. глобального изменения национального состава Государства Израиль не ожидается (сейчас арабы-сунниты составляют 17% его населения).

ИРАН

В настоящее время на вооружении Исламской Республики Иран (ИРИ) стоят различные типы в основном одноступенчатых баллистических ракет.

Твердотопливные:

– Китайская WS-1 и иранская Fajer-5 с максимальной дальностью стрельбы 70–80 км. 302-мм ракета WS-1 и 333-мм ракета Fajer-5, которая была создана на базе северокорейских аналогов, имеют боевую часть весом 150 кг и 90 кг соответственно. На одной ПУ размещаются четыре ракеты указанных типов.

– Ракеты Zelzal-2 и Fateh-110 с дальностью полета до 200 км;

Ракета Zelzal-2 создана в 1990-е гг. при помощи китайских специалистов, она имеет диаметр 610 мм и боевую часть весом 600 кг. На одной ПУ размещается только одна ракета этого типа. По американским данным, модернизированная версия ракеты Zelzal-2 принята на вооружение в 2004 г., а ее дальность полета увеличена до 300 км.

К разработке ракеты Fateh-110 иранцы приступили в 1997 г., ее первые успешные летно-конструкторские испытания состоялись в мае 2001 г. Модернизированная версия этой ракеты получила название Fateh-110А. Она имеет следующие характеристики: диаметр – 610 мм, вес головной части – 500 кг. В отличие от других иранских ракет малой дальности Fateh-110А обладает аэродинамическим качеством и оснащена системой наведения (по американским данным достаточно грубой).

Ракета «Сафир».

Ракеты смешанным типом топлива:

Китайская CSS-8 (DF-7 или М-7) и ее иранская версия Tondar с дальностью полета до 150 км. В конце 1980-х гг. Тегеран закупил от 170 до 200 ракет этого типа c 200-килограммовой головной частью. Это экспортный вариант ракеты, созданной на базе зенитной управляемой ракеты HQ-2 (китайский аналог советского ЗРК С-75). Ее первая ступень является жидкостной, а вторая – твердотопливной. Ракета CSS-8 имеет инерциальную систему управления, устойчивую к внешним воздействиям, и боевую часть весом 190 кг. По имеющимся данным, ИРИ располагает 16-30 пусковыми установками для запуска ракет этого типа. Иранская версия ракеты CSS-8 получила название Tondar.

Жидкостные:

– Ракета Shahab-1 с дальностью стрельбы до 300 км.

Созданная в Советском Союзе одноступенчатая баллистическая ракета Р-17 (по классификации НАТО – SCUD-B) и ее модернизированные аналоги (прежде всего северокорейские) послужили базой для создания иранской баллистической ракеты Shahab-1. В ходе первого ее летно-конструкторского испытания была обеспечена дальность полета 320 км при полезном грузе 985 кг. Серийное производство ракет этого типа началось во второй половине 1980-х гг. при помощи северокорейских специалистов и продолжалось до 1991 г. КВО Shahab-1 составляет 500-1000 м.

– Ракета Shahab-2 с максимально дальностью полета 500 км.

В течение 1991-1994 гг. Тегеран закупил в Северной Корее от 250 до 370 более совершенных ракет Р-17М (по классификации НАТО – SCUD-С), а позднее – и значительную часть технологического оборудования. Ракеты Р-17М оснащаются головной частью весом 700 кг. Производство ракет этого типа, которые получили название Shahab-2, началось на иранской территории в 1997 г. Ввиду увеличения дальности полета и применения несовершенной системы управления точность стрельбы ракет Shahab-2 оказалась низкой: их КВО составило 1,5 км.

Ракетные программы Shahab-1 и Shahab-2 были полностью свернуты в 2007 г. (по другим данным в районе Исфахан до сих пор действует завод по изготовлению ракет Shahab-2 с темпом производства до 20 ракет в месяц). В целом Иран сейчас имеет до 200 ракет Shahab-1 и Shahab-2, которые относятся к классу оперативно-тактических ракет. На них устанавливаются моноблочная или кассетная головная часть.

– Ракета Shahab-3 с дальностью стрельбы порядка 1 тыс. км.

При создании одноступенчатой баллистической ракеты средней дальности Shahab-3 широкое применение нашли конструкторские решения северокорейских ракет типа «Нодон». К ее испытаниям Иран приступил в 1998 г. параллельно с разработкой ракеты Shahab-4. Первый успешный запуск Shahab-3 состоялся в июле 2000 г., ее серийное производство началось в конце 2003 г. при активной помощи со стороны китайских компаний.

К августу 2004 г. иранские специалисты смогли уменьшить размер головной части ракеты Shahab-3, модернизировать ее двигательную установку и увеличить запас топлива. Такая ракета, обозначаемая как Shahab-3М, имеет головную часть в виде бутылочного горлышка, что позволило предположить размещение в ней кассетных боеприпасов. Считается, что этот вариант ракеты имеет дальность полета 1,1 тыс. км при весе головной части в 1 тонну.

– Ракета Ghadr-1 с максимальной дальностью полета 1,6 тыс. км;

В сентябре 2007 г. на военном параде в ИРИ была показана новая ракета Ghadr-1, дальность стрельбы которой с 750-килограммовой головной частью составляет 1,6 тыс. км. Она является модернизацией ракеты Shahab-3М.

В настоящее время ИРИ имеет 36 ПУ одноступенчатых жидкостных ракет Shahab-3, Shahab-3М и Ghadr-1 в составе двух ракетных бригад, размещенных в центральной части страны. Точность стрельбы этих ракет довольно низка: КВО составляет 2-2,5 км.

Пока ИРИ используют для своих баллистических ракет только подвижные носители белорусского (советского) и китайского производства. Однако вблизи Тебриза и Хорремабада построены шахтные пусковые установки. Потребность в них могла возникнуть ввиду ограниченного количества подвижных ПУ.

Помимо тактических ракет (к ним будем относить все иранские ракеты малой дальности, за исключением ракет типа Shahab), ИРИ имеет 112 ПУ и около 300 баллистических ракет других типов. Все они объединены в рамках ракетного командования Военно-воздушных сил Корпуса стражей исламской революции и подчинены непосредственно Духовному лидеру ИРИ Али Хаменеи. При этом ракеты малой дальности разделены на тактические (72 ПУ в составе одной ракетной бригады) и оперативно-тактические (112 ПУ в составе двух ракетных бригад).

Ракета «Гадр-1».

По некоторым данным, на предприятиях военной промышленности ИРИ в год может производиться до 70 баллистических ракет различных типов. Их выпуск в значительной степени зависит от ритмичности поставок узлов и комплектующих из Северной Кореи. В частности, ракеты средней дальности собираются на военных заводах в Парчине, производительность каждого из которых составляет от двух до четырех ракет в месяц.

Ранее Тегеран планировал разработку баллистических ракет Shahab-5 и Shahab-6 с дальностью стрельбы 3 тыс. км и 5-6 тыс. км соответственно. Программа создания ракет Shahab-4 с дальностью 2,2-3 тыс. км была прекращена или приостановлена в октябре 2003 г. по политическим причинам. Однако, по мнению российских и американских специалистов, возможности развития ракет в этом направлении в значительной степени исчерпаны. Это, конечно, не исключает создания иранцами многоступенчатых жидкостных ракет, но более вероятно, что основные ресурсы будут сконцентрированы на совершенствовании твердотопливных ракет (научный задел, полученный при разработке жидкостных ракет, находит свое применение в космической сфере).

Следует заметить, что Китай оказал существенную помощь ИРИ при разработке твердотопливных ракет, но основную работу сделали иранские специалисты, которые в течение двух десятилетий осваивали технологии производства ракет этого типа. В частности, ими были созданы уже снятые с вооружения твердотопливные ракеты малой дальности Oghab и Nazeat, а также ранее упоминавшиеся Fajer-5, Zelzal-2 и Fateh-110А. Все это позволило иранскому руководству в 2000 г. поставить вопрос о разработке баллистической ракеты с дальностью стрельбы 2 тыс. км, использующей твердое топливо. Такую ракету удалось создать к маю 2009 г., когда Тегеран заявил об успешном запуске двухступенчатой твердотопливной ракеты Sejil-2. По израильским данным, первый запуск ракеты Sejil состоялся в ноябре 2007 г. Тогда иранская ракета была представлена как Ashura. Второй запуск ракеты этого типа был произведен 18 ноября 2008 г. При этом было заявлено, что дальность ее полета составила почти 2 тыс. км. Однако успешным стало только третье летное испытание, которое состоялось 20 мая 2009 г.

Максимальная дальность стрельбы этой ракеты при весе головной части в одну тонну составляет 2,2 тыс. км. При уменьшении веса головной части до 500 кг, что исключает использование ядерного боезаряда на основе оружейного урана, дальность стрельбы может быть увеличена до 3 тыс. км. Ракета имеет диаметр 1,25 м, длину – 18 м и взлетный вес – 21,5 тонны, что позволяет использовать мобильный способ базирования.

Следует заметить, что, как и все твердотопливные ракеты, Sejil-2 не требует заправки перед стартом, у нее короче активный участок полета, что затрудняет процесс перехвата на этом, самом уязвимом отрезке траектории. И хотя ракета Sejil-2 не испытывалась с февраля 2011 г., ее принятие на вооружение в ближайшей перспективе возможно. Подтверждением этого служит факт создания в 100 км к северо-востоку от Тегерана нового стартового комплекса «Шахруд». По западным данным, на этом комплексе нет хранилища для жидкого ракетного топлива, поэтому он, скорее всего, будет использован для летной отработки баллистических ракет по программе Sejil-2.

Ракета «Саджиль-2».

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о том, что в конце августа 2011 г. министр обороны ИРИ Ахмад Вахиди сообщил о способности его страны производить углепластиковые композиционные материалы. По его мнению, это «устранит узкое место в иранском производстве современных военных средств». И он был прав, так как углепластиковые композиты играют важную роль в создании, например, современных твердотопливных ракетных двигателей. Это, несомненно, будет способствовать развитию ракетной программы Sejil.

По имевшимся данным, уже в 2005-2006 гг. некоторые коммерческие структуры из стран Персидского залива, зарегистрированные на иранцев, осуществляли нелегальный ввоз металлокерамических композитов из Китая и Индии. Такие материалы используются при создании реактивных двигателей в качестве жаропрочных материалов и конструктивных элементов тепловыделяющих сборок для ядерных реакторов. Указанные технологии имеют двойное назначение, поэтому их распространение регулируется режимом контроля за ракетными технологиями. Они не могли попасть в Иран законным путем, что говорит о недостаточной эффективности систем экспортного контроля. Овладение такими технологиями будет способствовать созданию в ИРИ современных баллистических ракет.

Есть еще одна сфера применения композиционных материалов в ракетно-космической технике, на которую не всегда обращают внимание. Это производство теплозащитного покрытия (ТЗП), которое крайне необходимо для создания головных частей (боеголовок) межконтинентальных баллистических ракет (МБР). В случае отсутствия такого покрытия при движении головной части в плотных слоях атмосферы на нисходящем участке траектории произойдет перегрев ее внутренних систем вплоть до нарушения работоспособности. Как следствие головная часть выйдет из строя, не достигнув цели. Сам факт проведения исследований в этой сфере говорит о том, что иранские специалисты могут вести работы по созданию МБР.

Головная часть ракеты «Саджиль-2».

Таким образом, благодаря тесному сотрудничеству с Северной Кореей и Китаем Ирану удалось добиться существенных успехов в развитии национальной ракетной программы. Тем не менее, учитывая массу ядерного боезаряда на основе оружейного урана, пригодного для размещения на ракетном носителе, можно сделать вывод, что в настоящее время возможности Ирана по его доставке с помощью жидкостных ракет ограничиваются дальностью 1,3-1,6 тыс. км.

Согласно подготовленному в 2009 г. совместному докладу российских и американских ученых «Иранский ядерный и ракетный потенциал», для увеличения дальности доставки до 2 тыс. км полезного груза весом в 1 тонну с помощью жидкостной ракеты Ирану требовалось не менее шести лет. Однако такой вывод, во-первых, предполагал сохранение в арсенале ИРИ только одноступенчатых ракет. Во-вторых, ограничение веса полезной нагрузки в 1 тонну было несколько избыточным, что позволяло увеличить дальность стрельбы ракет за счет уменьшения веса выводимого груза.

В-третьих, не учитывалось возможное ирано-северокорейское сотрудничество в сфере ракетостроения.

Опубликованный 10 мая 2010 г. доклад лондонского Международного института стратегических исследований «Возможности иранских баллистических ракет: совместная оценка» уточнил ранее приведенные данные. В докладе указывалось, что ИРИ вряд ли удастся создать жидкостную ракету, способную поражать цели в Западной Европе, раньше 2014-2015 гг. А на разработку трехступенчатой версии твердотопливной ракеты Sejil, которая сможет доставить головную часть весом в 1 тонну на расстояние 3,7 тыс. км, уйдет не менее четырех-пяти лет. Дальнейшее увеличение дальности стрельбы ракеты Sejil до 5 тыс. км требовало еще пяти лет, то есть могло быть реализовано к 2020 г. Авторы доклада считали маловероятным создание иранскими специалистами МБР ввиду необходимости первоочередной модернизации ракет средней дальности. Последние до сих пор имеют низкую точностью стрельбы, что делает возможным их боевое применение только против таких площадных целей, как города противника.

Пуск ракеты «Саджиль-2».

Несомненно, что последние годы подтвердили высокую компетентность иранских специалистов в конструировании многоступенчатых ракет. Следовательно, в некоторой перспективе они способны создать баллистические ракеты межконтинентального класса (дальность полета не менее 5,5 тыс. км). Но для этого ИРИ придется разработать современные системы наведения, обеспечить тепловую защиту головной части при ее спуске в плотных слоях атмосферы, получить ряд необходимых в ракетостроении материалов, создать морские средства сбора телеметрической информации и провести достаточное количество летных испытаний со стрельбой в некоторую акваторию Мирового океана (по географическим причинам Иран не может обеспечить дальность стрельбы ракет свыше 2 тыс. км по внутренней траектории). По мнению российских и американских ученых, без существенной внешней помощи на решение этих проблем иранским специалистам может понадобиться дополнительно до 10 лет.

Но, даже преодолев все описанные препятствия, ИРИ получит легкоуязвимые и отчетливо видные из космоса МБР, которые после установки на стартовом столе потребуют значительного времени для подготовки к пуску (создание же твердотопливной ракеты межконтинентальной дальности пока представляется мало реальным). Такие ракеты не смогут обеспечить ИРИ ядерное сдерживание, а будут, наоборот, провоцировать к нанесению по ним превентивного удара. Следовательно, иранцам придется идти намного дальше в условиях мощнейшего давления со стороны Запада.

Исходя из этого, в ИРИ, скорее всего, решили сконцентрироваться на совершенствовании ракет малой дальности и разработке твердотопливных ракет средней дальности. Однако это создало значительные технические проблемы, в частности по производству топливных зарядов большого диаметра, а также потребовало закупок ряда комплектующих и материалов за границей в условиях международных санкций и жесткого противодействия со стороны Израиля, США и ряда других западных государств. Помимо этого, завершению программы Sejil-2 препятствовал экономический кризис в ИРИ. В результате осуществление указанной программы, возможно, было приостановлено, что требует существенной корректировки ранее сделанных прогнозов по развитию ракетного потенциала ИРИ.

ИРАК

В 1975-1976 гг. на вооружение Ирака поступили из Советского Союза баллистические ракеты малой дальности: 24 ПУ «Луна-ТС» и 12 ПУ ракет Р-17 (SCUD-B). Одноступенчатые жидкостные ракеты Р-17 имеют дальность стрельбы до 300 км при массе головной части 1 т. Существенно меньшая дальность полета и вес головной части характерны для ракетного комплекса «Луна-ТС» с одноступенчатой твердотопливной ракетой: дальность стрельбы до 70 км при боезаряде весом 450 кг. Эти ракеты имеют низкую точность стрельбы. Так КВО ракеты «Луна-ТС» составляет 500 м.

Баллистическая ракета «Луна».

К реализации национальной ракетной программы Ирак приступил в 1982 г. В условиях войны со своим восточным соседом возникла насущная потребность разработки баллистических ракет, способных достичь Тегерана, расположенного в 460 км от ирано-иракской границы. Первоначально для этого были частично модернизированы уже поставленные Советским Союзом жидкостные ракеты Р-17. Такие ракеты под названием «Аль-Хусейн» (Al Husayn) имели максимальную дальность стрельбы 600 км, что достигалось за счет уменьшения веса головной части до 500 кг и удлинения ракеты на 1,3 м. Позднее было освоено производство таких ракет. В ходе их дальнейшей модернизации иракцы создали ракету «Аль-Абас» (Al Abbas), способную доставить 300-килограммовую головную часть на расстояние 900 км.

Впервые ракеты «Аль-Хусейн» были использованы против Ирана в феврале 1988 г. Спустя три года во время «Войны в Заливе» (1991 г.) Саддам Хусейн применил ракеты этого типа против Саудовской Аравии, Бахрейна и Израиля. Вследствие низкой точности стрельбы (КВО составляло 3 км) эффект от их применения носил в основном психологический характер. Так, в Израиле непосредственно от попадания ракет погибло один-два человека, 208 было ранено (в основном легко). Кроме того, четверо скончались от сердечных приступов, а семь от неправильного использования противогазом. В ходе ракетных обстрелов были повреждены 1302 дома, 6142 квартиры, 23 общественных здания, 200 магазинов и 50 автомобилей. Прямой ущерб от этого составил $250 млн.

Пусковая установка ракетного комплекса SCUD-B.

Совместно с Египтом и Аргентиной Ирак предпринял попытку создания двухступенчатой твердотопливной ракеты Badr-2000 (аргентинское название – Condor-2), способной доставить головную часть весом 500 кг на расстояние до 750 км. В этом проекте принимали участие специалисты из Западной Германии, Италии и Бразилии. В 1988 г. в связи с разногласиями сторон проект стал свертываться. Этому способствовало и то, что после присоединения к РКРТ Западная Германия и Италия отозвали из Ирака своих специалистов. Полностью проект был прекращен в 1990 г.

Помимо этого в период 1985-86 гг. из Советского Союза было поставлено 12 ПУ ракетного комплекса «Точка» с одноступенчатой твердотопливной ракетой, способной доставить боезаряд весом 480 кг на расстояние 70 км. Всего иракцы получили 36 ракет этого типа.

После поражения в «Войне в Заливе» (1991 г.) Ирак был вынужден согласиться на уничтожение своих баллистических ракет с дальностью полета свыше 150 км. Так, к декабрю 2001 г. под наблюдением Специальной комиссии ООН были уничтожены 32 ПУ ракет Р-17 («Аль-Хусейн»). Тем не менее, по западным данным, Багдаду удалось сохранить 20 ракет «Аль-Хусейн», продолжать до конца 2001 г. разработку новой баллистической ракеты с дальностью стрельбы до 1 тыс. км, а также в период 1999-2002 гг. предпринять попытки закупить в Северной Корее ракеты средней дальности «Нодон-1».

Полностью иракская ракетная программа была ликвидирована весной 2003 г. после свержения режима Саддама Хусейна. Тогда были уничтожены все иракские ракеты малой дальности. Причина этого состояла в том, что в ходе войны против коалиционных войск Багдад применил не менее 17 ракет «Аль-Самуд» (Al Samoud) и «Абабиль-100» (Ababil-100), способных доставлять головную часть весом 300 кг на расстояние до 150 км. В ближайшей и среднесрочной перспективе (вплоть до 2020 г.) Ирак не способен создать самостоятельно баллистические ракеты средней дальности. Следовательно, он не представляет для Европы даже потенциальной ракетной угрозы.

Иракская ракета «Аль-Хусейн», сбитая американским ЗРК «Пэтриот».

СИРИЯ

В ноябре 1975 г. после семимесячной подготовки в боевой состав сухопутных войск Сирийской Арабской Республики (САР) вошла ракетная бригада, оснащенная советскими ракетами малой дальности Р-17. Всего было поставлено около ста таких ракет. Срок их технической пригодности уже истек ввиду прекращения в 1988 г. производства ракет Р-17 на Воткинском заводе. В середине 1980-х гг. в САР из Советского Союза было поставлено 32 ракетных комплекса «Точка», работоспособность которых также вызывает серьезные сомнения. В частности, все они требуют полной замены бортовых систем на Томском приборном заводе.

В 1990 г. сирийские Вооруженные Силы имели 61 ПУ баллистических ракет малой дальности. В следующем году Дамаск на финансовые средства, полученные от Саудовской Аравии за участие в антииракской коалиции, закупил 150 северокорейских жидкостных ракет Р-17М (SCUD-С) и 20 пусковых установок. Поставки начались в 1992 г.

В начале 1990-х гг. была предпринята попытка закупить в Китае твердотопливные ракеты CSS-6 (DF-15 или М-9) с максимальной дальностью стрельбы 600 км при 500-килограммовой головной части. Это могло бы существенно повысить боеготовность сирийских ракет (жидкостные ракеты Р-17 и Р-17М требуют значительного времени для подготовки к старту). Под давлением со стороны Вашингтона Китай отказался от реализации этого контракта.

СССР поставлял ракеты Р-17 в такие страны Ближнего и Среднего Востока, как Афганистан, Египет, Ирак, Йемен, Сирия.

В 1995 г. на вооружении САР осталось 25 ПУ ракет Р-17 и Р-17М, 36 ПУ ракетного комплекса «Точка». Сирийское руководство старается максимально продлить их технический ресурс, но существуют пределы такому процессу. Очевидна неизбежность значительного сокращения сирийского ракетного потенциала ввиду отсутствия закупок новых баллистических ракет на фоне их боевого применения против вооруженной оппозиции.

В 2007 г. Сирия подписала соглашение с Россией о поставке мобильного ракетного комплекса «Искандер-Э» с дальностью действия до 280 км при боезаряде весом 480 кг (при понижении веса головной части возможно увеличение дальности до 500 км). Поставка указанного ракетного комплекса так и не была осуществлена. В ближнесрочной перспективе реализация этого контракта маловероятна. Но даже в случае его осуществления дальность действия ракетного комплекса «Искандер-Э» явно недостаточна для создания какой-либо угрозы для Европы.

ТУРЦИЯ

В начале 1980-х гг. командование турецких сухопутных войск стало проявлять интерес к созданию ракетных систем, способных повысить потенциал артиллерии и оказать сдерживающее воздействие на ракетные угрозы со стороны Советского Союза и некоторых других близлежащих государств. В качестве иностранного партнера была выбрана американская компания Ling-Temco-Vought, с которой в конце 1987 г. был подписан контракт о производстве на турецкой территории 180 реактивных системы залпового огня (РСЗО) М-70 и 60 тыс. ракет к ним. Для этого в следующем году было создано совместное предприятие.

США поставили Турции 120 твердотопливных баллистических ракет малой дальности ATACMS и 12 их ПУ.

Позднее в Турции решили, что реализация этого контракта, включающего передачу соответствующих технологий, не принесет ощутимой выгоды. Анкара вышла из контракта, но под давлением со стороны командования сухопутных войск все же закупила в США 12 установок РСЗО M-270 и более 2 тыс. реактивных снарядов к ним. Такие системы способны доставить боевую часть весом 107-159 кг на расстояние 32-45 км. Системы M-270 поступили в Турцию в середине 1992 г. К этому времени турецкие компании уже достигли определенных успехов в производстве таких систем, поэтому военное руководство отказалось от дополнительной закупки в США 24 РСЗО M-270.

В середине 1990-х гг. Франция, Израиль и Китай согласились помочь Турции в освоении ракетных технологий. Лучшее предложение поступило из Китая, что привело к подписанию в 1997 г. соответствующего контракта. В рамках совместного проекта Kasirga на турецкой территории было организовано производство китайских 302-мм твердотопливных ракет WS-1 (турецкий вариант – T-300) с дальностью стрельбы до 70 км при боевой части весом 150 кг.

Турецкая компания ROKETSAN смогла провести модернизацию этой китайской ракеты, которая получила название TR-300, и увеличить дальность стрельбы до 80-100 км. В качестве боевой части стали использоваться кассетные боеприпасы. Всего было развернуто шесть батарей ракет T-300 (TR-300), каждая из которых имеет от 6 до 9 ПУ.

Помимо этого в 1996-1999 гг. США поставили Турции 120 твердотопливных баллистических ракет малой дальности ATACMS и 12 ПУ. Эти ракеты обеспечивают дальность стрельбы 160 км при головной части в 560 кг. При этом КВО составляет порядка 250 м.

В настоящее время основным конструкторским центром по созданию баллистических ракет является Турецкий государственный научно-исследовательский институт, который реализует проект «Джокер» (J-600T). В рамках этого проекта сконструированы твердотопливные одноступенчатые ракеты «Йылдырым I» (Yэldэrэm I) и «Йылдырым II» (Yэldэrэm II) с максимальной дальностью 185 км и 300 км соответственно.

В начале 2012 г. на заседании Высшего совета по технологиям (High Board of Technology) по просьбе премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана было принято решение о создании баллистических ракет с дальностью полета до 2,5 тыс. км. Об этом проинформировал директор вышеуказанного института Юсел Алтинбасак. По его мнению, поставленная цель является достижимой, так как уже прошла полигонные испытания ракеты с дальностью стрельбы до 500 км.

На практике создать баллистическую ракету с дальностью полета даже до 1,5 тыс. км до сих пор не удалось. Вместо этого в январе 2013 г. было принято решение о создании баллистической ракеты с дальностью полета до 800 км. Контракт на ее разработку был выдан TUBITAK-Sage, филиалу Государственного научно-исследовательского института TUBITAK. Прототип этой ракеты планируется испытать в ближайшие два года.

Крайне сомнительно, что при отсутствии широкомасштабной внешней помощи Турции удастся даже до 2020 г. создать баллистическую ракету с дальностью полета до 2,5 тыс. км. Сделанные заявления больше отражают региональные амбиции Анкары, не подкрепленные в достаточной степени научно-технологическими ресурсами. Однако претензии на создание собственного ракетного потенциала должны вызывать в Европе обоснованное беспокойство ввиду территориальной близости и продолжающейся исламизации страны. Членство Турции в НАТО не должно никого вводить в заблуждение, учитывая сложные отношения с другим членом этой организации – Грецией, а также со стратегическим партнером ЕС – Израилем.

В 1986 году Саудовская Аравия подписала с Китаем соглашение о закупке баллистических ракет средней дальности CSS-2 («Дунфэн-3А»).

КОРОЛЕВСТВО САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

В 1986 г. Саудовская Аравия подписала с Китаем соглашение о закупке баллистических ракет средней дальности CSS-2 («Дунфэн-3А»). Эти одноступенчатые жидкостные ракеты способны доставить головную часть весом в 2 тонны на расстояние 2,8 тыс. км (при уменьшении веса головной части дальность стрельбы увеличивается до 4 тыс. км). Согласно подписанному в 1988 г. соглашению Китай поставил 60 ракет этого типа со специально разработанной фугасной боевой частью, что привело к появлению у Саудовской Аравии ракетных войск.

Работы по созданию ракетных баз на территории Саудовской Аравии (Эль-Харип, Эс-Сулейиль и Эр-Рауд) вели местные фирмы с помощью китайских специалистов. Первоначально подготовка специалистов осуществлялась только в Китае, но затем был сформирован собственный специализированный учебный центр. Саудовцы отказали американцам в инспекции ракетных объектов, но заверили, что ракеты имеют только обычное (неядерное) оснащение.

Принятие на вооружение устаревших даже по тому времени ракет, имевших низкую точность стрельбы, реально не привело к усилению боевой мощи ВС Саудовской Аравии. Это больше являлось актом престижа, чем имело практическую пользу. Саудовская Аравия сейчас имеет менее 40 ракет CSS-2 и 10 пусковых установок. Их нынешняя работоспособность крайне сомнительна. В Китае все ракеты этого типа были сняты с вооружения еще в 2005 г.

В рамках Арабской организации военной промышленности в 1990-х гг. в Эль-Хардже было построено предприятие по производству баллистических ракет малой дальности и зенитно-ракетных комплексов «Шахин». Это позволило начать производство собственных баллистических ракет малой дальности. Первый пуск такой ракеты с дальностью стрельбы 62 км состоялся в июне 1997 г.

ОБЪЕДИНЕННЫЕ АРАБСКИЕ ЭМИРАТЫ

Во второй половине 1990-х гг. ОАЭ приобрели шесть пусковых установок ракет малой дальности Р-17 (SCUD-B) с дальностью стрельбы до 300 км у одной из республик на постсоветском пространстве.

ЙЕМЕН

В начале 1990-х гг. ВС Йемена имели 34 мобильных ПУ советских баллистических ракет малой дальности Р-17 (SCUD-B), а также ракетных комплексов «Точка» и «Луна-ТС». В ходе гражданской войны 1994 г. обе стороны использовали эти ракеты, но это имело больше психологический эффект. Как следствие, к 1995 г. количество пусковых установок баллистических ракет малой дальности сократилось до 12. По западным данным Йемен сейчас располагает 33 ракетами Р-17 и шестью их ПУ, а также 10 ракетными комплексами «Точка».

АФГАНИСТАН

С 1989 г. советские ракеты Р-17 стояли на вооружении ракетного батальона Гвардии особого назначения Демократической Республики Афганистан. В 1990 г. Советский Союз в рамках оказанию Кабулу военной помощи дополнительно поставил 150 ракет Р-17 и две ПУ ракетного комплекса «Луна-ТС». Однако в апреле 1992 г. вооруженная оппозиция вошла в Кабул и свергла власть президента Мохаммада Наджибуллы. Одновременно боевики полевого командира Ахмад Шаха Масуда захватили базу 99-й бригады. В том числе ими было захвачено несколько ПУ и 50 ракет Р-17. Эти ракеты неоднократно использовались в ходе гражданской войны 1992-1996 гг. в Афганистане (всего было применено 44 ракеты Р-17). Возможно, что и талибы смогли получить некоторое количество ракет этого типа. Так, в период 2001-2005 гг. Талибан применил ракеты Р-17 пять раз. Только в 2005 г. американцы уничтожили в Афганистане все ПУ ракет этого типа.

Таким образом, на Ближнем и Среднем Востоке наиболее развитые ракетные программы имеют Израиль и Иран. Тель-Авив уже сейчас создает баллистические ракеты промежуточной дальности, что могло бы создать для Европы потенциальную ракетную угрозу в случае глобального изменения национального состава страны. Однако такого до 2020 г. ожидать не приходится.

Иран даже в среднесрочной перспективе не способен создать баллистической ракеты промежуточной дальности, поэтому он служит потенциальной угрозой лишь для близлежащих европейских государств. Для ее сдерживания вполне достаточно иметь базу противоракет в Румынии и уже развернутые радиолокационные станции в Турции и Израиле.

Баллистические ракеты Йемена, ОАЭ и Сирии не представляют для Европы какой либо угрозы. Ввиду отсутствия промышленной инфраструктуры ракеты этих государств не могут быть модернизированы самостоятельно. Они полностью зависят от поставок ракетного вооружения из-за границы.

Некоторое беспокойство для Европы может создать Турция ввиду территориальной близости, сложных отношений с Грецией, исламизации страны и усиления ее региональных амбиций. В этих условиях принятие турецким руководством решения о создании баллистических ракет с дальностью полета до 2,5 тыс. км, пока не подкрепленное реальным научно-техническим потенциалом, должно усилить внимание Брюсселя на этом направлении.

Имеющиеся у Саудовской Аравии баллистические ракеты средней дальности могут представлять потенциальную угрозу для некоторых европейских государств. Однако есть серьезные сомнения в самой возможности их старта, а оборона этой страны от такого серьезного внешнего противника как Иран без ввода войск США (НАТО) в принципе невозможна.

ГОСУДАРСТВА ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОСТРАНСТВА

В период распада Советского Союза на территории Украины, Белоруссии и Казахстана находились МБР следующих типов: 104 ПУ SS-18 «Воевода», 130 ПУ SS-19, 46 ПУ SS-24 «Молодец» и 81 SS-25 «Тополь». В соответствии с принятыми международными обязательствами ракеты SS-18 были ликвидированы в 1996 г., ракеты SS-19 и SS-24 несколько позже, а все подвижные грунтовые ракетные комплексы «Тополь» перебазированы в Россию.

Ракетные комплексы «Точка» («Точка-У») с дальностью стрельбы до 120 км имеются на вооружении Азербайджана, Армении, Белоруссия, Казахстана и Украины.

На постсоветском пространстве баллистические ракеты малой дальности Р-17 имеют Армения, Казахстан и Туркменистан. Ввиду своей географической удаленности они не могут представлять для Европы ракетной угрозы. До мая 2005 г. Белоруссия также имела ракеты Р-17 в составе ракетной бригады смешанного типа. В 2007 г. ракеты этого типа были сняты с вооружения на Украине, их утилизация завершилась в апреле 2011 г.

Ракетные комплексы «Точка» («Точка-У») с дальностью стрельбы до 120 км имеются на вооружении Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана и Украины. Среди них гипотетическую ракетную угрозу для соседних европейских государств могут представлять только Белоруссия и Украина. Однако ввиду малой дальности и высоты полета, а также использования боевой части в обычном (неядерном) оснащении для парирования такой угрозы достаточно размещенных в Европе средств противовоздушной обороны.

Значительно большую угрозу, причем для всего международного сообщества, представляет риск ракетного распространения со стороны Украины. Это уже имело место в 2000-2001 гг., когда украинская фирма «Прогресс», дочернее предприятие «Укрспецэкспорта», продала Ирану и Китаю стратегические крылатые ракеты воздушного базирования Х-55. К этому времени Украина присоединилась к Режиму контроля за распространением ракетных технологий. Продав крылатые ракеты Х-55, она грубо нарушила РКРТ, так как дальность полеты этой ракеты составляет 2,5 тыс. км при массе боевой части 410 кг. Причем летом 2005 г., в период возникновения этой проблемы, Александр Турчинов возглавлял Службу безопасности Украины, а секретарем Совета национальной безопасности и обороны Украины был Петр Порошенко. Вскоре они оба были уволены с занимаемых постов.

В апреле 2014 г., когда Александр Турчинов уже исполнял обязанности президента Украины, МИД России распространил заявление, в котором выразил обеспокоенность угрозой неконтролируемого распространения Украиной ракетных технологий. Так, 5 апреля нынешнего года в Турции состоялись переговоры делегации Государственного предприятия «Производственное объединение Южный машиностроительный завод им. А.М. Макарова» (Днепропетровск) с представителями турецкой стороны по вопросу продаже ей технической документации и технологий производства ракетного комплекса стратегического назначения Р-36М2 «Воевода» (по классификации НАТО SS-18 «Сатана»). Этот ракетный комплекс по-прежнему состоит на вооружении РВСН России, продажа даже документации на его производство является вопиющим нарушением со стороны Украины не только РКРТ, но и множества других международных обязательств, включая вытекающих из Договора о нераспространения ядерного оружия. Именно это, а не мифические ракетные угрозы Европе, в том числе с территории постсоветского пространства, является главной проблемой всего международного сообщества. Другое дело, насколько это осознают в Киеве, где президентом является уже упомянутый ранее Петр Порошенко.

Все подвижные грунтовые ракетные комплексы «Тополь» перебазированы в Россию.

ЮЖНАЯ И ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ

ИНДИЯ

Наибольший ракетный потенциал в Южной и Юго-Восточной Азии имеет де-факто ядерное государство Индия. Он включает жидкостные баллистические ракеты малой дальности типа «Притхви» (Prithvi) и твердотопливные средней дальности: «Агни-1», «Агни-2» и «Агни-3» (Agni), способные доставить головную часть в 1 тонну на расстояние 1,5, 2,5 и 3,5 тыс. км соответственно. Все они оснащены обычными головными частями кассетного типа, ведутся работы по созданию для них ядерных боеголовок. В рамках Комплексной программы по разработке управляемого ракетного оружия головным предприятием по реализации ракетной программы является компания Bharat Dynamics Limited.

Ракеты «Притхви» разработаны на базе советской зенитной управляемой ракеты В-755 зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) С-75. При этом, по некоторым оценкам, до 10% использованных технологий, включая ракетный двигатель и системы наведения, имели советское происхождение. Первый запуск ракеты «Притхви-1» состоялся в феврале 1988 г. Всего было проведено 14 летных испытаний, из которых только одно оказалось неудачным. Как следствие, в 1994 г. началось промышленное производство ракет этого типа.

Ракета «Притхви-1».

Ракета «Притхви-1» (SS-150) применяется в сухопутных войсках. Она имеет мобильный способ базирования, ее максимальная дальность полета составляет 150 км при весе головной части 800-1000 кг. К настоящему времени выпущено более 150 ракет этого типа, которые не предполагается оснащать ядерными головными частями. В развернутом состоянии находится около 50 ПУ ракет этого типа.

Далее были разработаны модификации этой одноступенчатой ракеты: «Притхви-2» (первые летные испытания прошли в 1992 г.) для ВВС, «Дхануш» и «Притхви-3» для военно-морских сил (ВМС). Испытания последних начались в 2000 г. и 2004 г. соответственно. Все ракеты этих модификаций способны нести ядерные боезаряды, но в реальности используют осколочно-фугасные, кассетные и зажигательные боевые части.

Ракета «Притхви-2» (SS-250) также имеет мобильный способ базирования. Ее дальность стрельбы достигает 250 км при головной части 500-750 кг. Уже произведено более 70 таких ракет. Считается, что ракеты этого типа будут использоваться только в неядерном оснащении.

Ракеты «Притхви-3» и «Дхануш» (Dhanush) имеют аналогичную дальность полета с головной частью 750 кг, их планируется размещать на надводных кораблях. В отношении объемов их производства полной ясности нет. Известно лишь, что ВМС Индии планируют закупить 80 ракет «Притхви-3», но пока отсутствуют корабли с необходимыми для их запуска пусковыми установками. Скорее всего, уже произведено не менее 25 ракет «Дхануш».

Стоимость одной ракеты семейства «Притхви» составляет около $500 тыс., а их ежегодный темп производства составляет от 10 до 50 ракет. В Дели рассматривают возможность экспорта ракет указанного семейства, поэтому еще в 1996 г. ракеты этого типа были включены в каталог экспортной продукции страны.

При создании баллистических ракет большей дальности Индия активно использовала помощь Советского Союза (России), ФРГ и Франции, но в основном ракетостроение опиралось на собственную научно-производственную базу. Серьезным достижением в этой сфере стало создание ракет типа «Агни», первые летные испытания которых начались в 1989 г. После серии летно-конструкторских испытаний в 1994 г. работы по проекту «Агни» были приостановлены, главным образом под давлением США. В 1995 г. было принято решение о создании более совершенной ракеты в рамках проекта «Агни-2».

Работы по этому проекту ускорились после того, как летом 1997 г. Пакистан начал летные испытания баллистической ракеты «Хатф-3». Первые испытания ракеты «Агни-2» состоялись в 1999 г. В 2001-2004 гг. Индия завершила серию летно-конструкторских испытаний одноступенчатой ракеты «Агни-1» и двухступенчатой «Агни-2», что позволило приступить к их серийному производству на предприятии Bharat Dynamics (их разработку осуществляла расположенная в  Хайдерабаде компания Advanced Systems Laboratory). По видимому, произведено свыше 100 ракет этих типов при ежегодном темпе изготовления 10-18 штук. Ракета «Агни-1» стоит $4,8 млн., а «Агни-2» – $6,6 млн.

Особенностью ракеты «Агни-1» является то, что траектория полета ее головной части корректируется по радиолокационной карте местности, что обеспечивает КВО до 100 м. Указанные ракеты размещаются на мобильных ПУ: гусеничных и колесных.

Пуск баллистической ракеты «Агни-5».

В 2006 г. была успешно испытана двухступенчатая ракета «Агни-3» с дальностью полета до 3,5 тыс. км при головной части весом 1,5 тонны. В 2011 г. ее приняли на вооружение.

Разрабатывается двухступенчатая ракета «Агни-4» (Agni-2 Prime), которая была успешно запущена в ноябре 2011 г. Она имеет композитные ракетные двигатели, улучшенный механизм разделения ступеней и современную навигационную систему. По дальности стрельбы «Агни-4» практически не отличается от ракеты «Агни-3». В ближайшее время ракета «Агни-4» может быть принята на вооружение.

На их базе создается трехступенчатая ракета «Агни-5», летные испытания которой прошли в апреле 2012 г. Ее максимальная дальность стрельбы с головной частью в 1,5 тонны превышает 5 тыс. км, что позволяет поражать цели на территории Китая. Ракета «Агни-5» имеет стартовый вес 50 тонн, ее длина составляет 17,5 м, а диаметр – 2 м. Предполагается оснащение ракеты разделяющейся головной частью с несколькими боеголовками индивидуального наведения. Она может использовать с мобильных носителей, включая железнодорожные. Указанную ракету планируется принять на вооружение в 2015 г. Помимо этого, планы развития ракетных вооружений предусматривают создание МБР «Сурья» (Surya) с дальностью полета 8-12 тыс. км.

Предполагается, что ракеты типа «Агни» будут снаряжаться ядерными боезарядами мощностью по 100 кт. Одновременно ведутся работы по совершенствованию обычной головной части, которая может включать самонаводящиеся противотанковые снаряды или боеприпас объемного взрыва.

В Индии разрабатывается двухступенчатая твердотопливная ракета морского базирования К-15 («Сагарика»), которую будут устанавливать на подводных лодках. Ее максимальная дальность полета составит 750 км с головной частью от 500 до 1000 кг. Наземный вариант К-15 – ракета Shourya уже прошла серию успешных летных испытаний.

Кроме этого, создается более совершенная баллистическая ракета для подводных лодок К-4 с дальностью стрельбы до 3,5 тыс. км при головной части в 1 тонну. Ракеты этих типов могут быть размещены на атомных подводных лодках (АПЛ) типа «Арихант». Всего планируется построить пять таких АПЛ, ходовые испытания первой из них начались в 2012 г., еще две подводные лодки находятся на разных этапах строительства. Каждая АПЛ стоимостью около $3 млрд. оснащается четырьмя ПУ и способна нести 12 ракет К-15 или четыре более мощные ракеты К-4.

В Индии ведется разработка дозвуковой крылатой ракеты воздушного базирования Nirbhay с радиусом действия до 1 тыс. км. Она будет способна нести ядерный боезаряд.

«Агни-2».

ПАКИСТАН

Де-факто ядерное государство Пакистан также смогло создать значительный ракетный потенциал в составе баллистических ракет малой («Хатф-1», «Хатф-2/Абдалли», «Хатф-3/Газнави», «Хатф-4/Шахин-1») и средней («Хатф-5/Гаури-1», «Хатф-5А/Гаури-2», «Хатф-6/Шахин-2») дальности. Сейчас сухопутные войска Пакистана имеют на вооружении два типа баллистических ракет мобильного базирования – жидкостные и твердотопливные. Все они оснащены обычными головными частями, ведутся работы по созданию для них ядерных боезарядов. Возможно, что Исламабад уже располагает несколькими их экспериментальными образцами.

Ракета «Гаури-1».

К жидкостному типу ракет относятся одноступенчатая ракета «Гаури-1» (Ghauri, Hatf-5 или «Хатф-5») и двухступенчатая «Гаури-2» (Ghauri II, Hatf-5А или «Хатф-5А»). «Гаури-1» принята на вооружение в 2005 г., имеет дальность полета до 1,3 тыс. км при головной части весом 1 тонну. «Гаури-2» имеет максимальную дальность стрельбы 1,5-1,8 тыс. км с 700-килиграммовой головной частью. Обе ракеты созданы при значительном проектном и инженерном участии специалистов из Северной Кореи. Их прототипами являются северокорейские ракеты «Нодон-1» и «Тэпходон-1» соответственно.

Твердотопливными являются все пакистанские баллистические ракеты малой дальности. Они созданы при технической поддержке со стороны Китая и имеют следующие дальности стрельбы:

– «Хатф-1» (принята на вооружение в 1992 г.) – от 70 до 100 км с головной частью 500 кг;

– «Хатф-2/Абдалли» (на вооружении с 2005 г.) – от 180 до 260 км при головной части от 250 до 450 кг;

– «Хатф-3/Газнави» (на вооружении с 2004 г.) – до 400 км с головной частью 500 кг;

– «Шахин-1» –  свыше 450 км с головной частью от 700 до 1000 кг.

На ракетах «Хатф-1» и «Хатф-2/Абдалли» планируется использовать головную часть только в неядерном оснащении.

Особое место среди них занимает одноступенчатая ракета мобильного базирования «Шахин-1» (Shaheen I, Hatf-4 или «Хатф-4») c дальностью полета до 650 км при головной части весом 320 кг. Ее первые летные испытания прошли в апреле 1999 г., на вооружение была принята в 2005 г. Эта ракета оснащается обычной головной частью двух типов: осколочно-фугасной и кассетной, в перспективе – ядерной. Она является пакистанским вариантом китайской ракеты «Дунфан-15» (CSS-6).

Идут к завершению летно-конструкторские испытания двухступенчатой твердотопливной ракеты «Шахин-2» (Shaheen II, Hatf-6 или «Хатф-6»), которая была впервые показана в 2000 г. на военном параде в Исламабаде (возможно, что уже произведено 10 ракет этого типа). Она имеет дальность стрельбы до 2,5 тыс. км с головной частью весом 700 кг и устанавливается на мобильную ПУ. Только эта ракета сможет простреливать всю территорию Индии.

В Пакистане разрабатывается твердотопливная баллистическая ракета малой дальности «Хатф-9/Наср» с дальностью полета до 60 км. Ее отличает высокая точность стрельбы и использование подвижной многоствольной ПУ. Создается также крылатая ракета наземного базирования «Хатф-7/Бабур», имеющая дальность стрельбы 600 км с головной частью 400-500 кг. Она способна нести ядерное оружие, ее запуск осуществляется с трехствольной мобильной пусковой установки.

Помимо этого ведутся работы по созданию крылатой ракеты воздушного и морского базирования «Хатф-8/Раад», способной доставить ядерный боезаряд на расстояние 350 км. Она выполнена с использованием технологии «стелс», имеет высокую маневренность и способна лететь на предельно низких высотах с огибанием рельефа местности.

По имеющимся данным, из 360 баллистических ракет, которыми располагает Пакистан, только 100 могут быть оснащены ядерными боезарядами. Причем для их изготовления Пакистан все больше использует оружейный плутоний, что определяется существенной меньшей его критической массой.

На вооружении государств Юго-Восточной Азии не имеется баллистических ракет. Исключение составляет Вьетнам, которому из Советского Союза было поставлено некоторое количество ракет Р-17. В настоящее время работоспособность этих ракет вызывает серьезные сомнения.

Таким образом, до 2020 г. в Южной Азии МБР может создать только Индия, которая не имеет какого-либо конфронтационного потенциала с Европой. Перспективные баллистические ракеты Пакистана имеют явно недостаточную дальность для достижения даже европейских границ. Государства Юго-Восточной Азии вообще не имеют ракетного потенциала.

ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ

КОРЕЙСКАЯ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА

К моменту проведения успешного ядерного испытания в мае 2009 г. КНДР уже создала соответствующие носители – одноступенчатые жидкостные ракеты малой и средней дальности. Так, в апреле 1984 г. начались летно-конструкторские испытания северокорейской ракеты «Хвасон-5» (Марс-5). Она была создана на базе советской ракеты Р-17 (SCUD-B), образцы которой попали в КНДР из Египта. В течение полугода было проведено шесть испытательных пусков, из которых половина оказались успешными. Эта ракетная программа была завершена при финансовой поддержке со стороны Тегерана. Как следствие, в 1985 г. было начато ограниченное производство ракет указанного типа, а в 1987 г. сто из них были поставлены Ирану.

Баллистическая ракета малой дальности «Хвасон-5» имела длину 11 м, диаметр около 0,9 м и стартовый вес 5,9 тонны. Ее максимальная дальность стрельбы составляла 300 км с головной частью весом в 1 тонну. Точность стрельбы этой ракеты была низкой: КВО достигало 1 км.

Ракета «Тэпходон-2».

В 1987-1988 гг. специалисты КНДР с помощью Китая приступили к созданию более совершенной ракеты «Хвасон-6» на базе советской ракеты Р-17М (SCUD-С). Ее первые летно-конструкторские испытания состоялись в июне 1990 г. Еще четыре испытательных пуска произведены в 1991-1993 гг. Скорее всего, все они были успешными. Максимальная дальностью действия ракеты составила 500 км при боеголовке весом 730 кг. КВО ракеты «Хвасон-6» увеличилось до 1,5 км, что делало проблематичным ее использование в обычном (неядерном) оснащении против военных объектов. Исключение составляли такие крупные объекты как военные базы. Тем не менее, в 1991 г. она была принята на вооружение.

По американским данным, в конце 1990-х гг. была осуществлена модернизация баллистической ракеты «Хвасон-6», которая в США получила название SCUD-ER. За счет увеличения длины топливных баков и снижения веса головной части до 750 кг удалось достичь максимальной дальности стрельбы 700 км. При этом использовалась отделяемая головная часть с небольшим аэродинамическим качеством. Это повышало не только устойчивость полета ракеты, но и точность стрельбы.

Вышеуказанные баллистические ракеты позволяли Пхеньяну поражать цели на Корейском полуострове, но этого было недостаточно для стрельбы по важным объектам в Японии, в первую очередь – по ВВС США «Кадэна» на острове Окинава. Это послужило одной из причин создания, при активном финансовом участии Ирана и Ливии, одноступенчатой ракеты средней дальности «Нодон-1». Последняя имеет 15,6 м длины, 1,3 м диаметр и стартовый вес 12,4 тонн, а также отделяемую головную часть и инерциальную систему управления. Максимальная дальность стрельбы «Нодон-1» составляет 1,1-1,3 тыс. км при головной части весом 700-1000 кг. КВО ракеты достигло 2,5 км.

В США полагают, что реализация этой ракетной программы началась в 1988 г. при участии российских, украинских и китайских специалистов. При этом особо значимую помощь северокорейцам оказали представители Конструкторского бюро им. В.П. Макеева (ныне это ОАО «Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева»), которые в Советском Союзе являлись основными специалистами в сфере создания баллистических ракет подводных лодок. По их мнению, все это позволило даже при отсутствии успешно проведенного летного испытания приступить к ограниченному производству баллистических ракет «Нодон-1» уже в 1991 г. В следующие два года были проведены переговоры об экспорте ракет указанного типа в Пакистан и Иран. Как следствие, на летно-конструкторское испытание ракеты «Нодон-1», которое состоялось в мае 1993 г., были приглашены иранские специалисты. Эти испытания оказались успешными, но по географическим причинам дальность стрельбы ракеты пришлось ограничить расстоянием 500 км. При большей дальности полета могла возникнуть угроза попадания ракеты на территорию России или Японии. Помимо этого, существовала угроза перехвата телеметрической информации американцами и их союзниками с помощью морских средств наблюдения.

В настоящее время сухопутные войска КНДР имеют в своем составе отдельный ракетный полк, вооруженный ракетами «Хвасон-6», и три отдельных ракетных дивизиона, вооруженных ракетами «Нодон-1». Указанные ракеты транспортируются на мобильной пусковой установке и имеют осколочно-фугасную или кассетную головную часть. Потенциально они могут выступать в качестве носителей ядерного оружия.

Следует заметить, что на военном параде в Пхеньяне 11 октября 2010 г. были показаны два новых типа одноступенчатых ракет мобильного базирования. Одна из них напоминала иранскую ракету «Гадр-1», а вторая – советскую ракету морского базирования Р-27 (SS-N-6). На Западе им были даны названия «Нодон-2010» и «Мусудан» (Musudan).

В отношении ракеты «Нодон-2010» стали полагать, что северокорейские специалисты принимали активное участие в разработке иранской ракеты «Гадр-1». Следовательно, ракеты этого типа были либо поставлены из Ирана в качестве компенсации за оказанную техническую помощь, либо КНДР были переданы технологии производства этой ракеты. При этом можно было воспользоваться результатами летных испытаний ракеты «Гадр-1», проведенных на иранской территории.

При кажущейся очевидности эти предположения спорны. Во-первых, последнее время Иран и Северная Корея находятся под усиленным вниманием со стороны разведывательных структур многих государств. В частности, все действия в этом направлении Тегерана тщательно отслеживаются Вашингтоном и Тель-Авивом. В этих условиях было бы трудно организовать экспорт в КНДР даже небольшой партии баллистических ракет. Во-вторых, поставленные ракеты нужно технически обслуживать, что требует постоянного поступления запасных частей и соответствующего оборудования. В-третьих, крайне ограниченные ресурсы Северной Кореи делают проблематичным освоение производства нового типа ракет в течение трех-четырех лет (впервые ракета «Гадр-1» была показана в Иране на военном параде в сентябре 2007 г.). В-четвертых, несмотря на тесное сотрудничество Пхеньяна и Тегерана в области ракетостроения, убедительных фактов передачи таких технологий в КНДР выявлено не было. Аналогичное имеет место и в ядерной сфере.

В отношении баллистической ракеты «Мусудан» можно заметить следующее.

1. Советская жидкостная ракета Р-27 имела ряд модификаций, последняя из которых была принята на вооружение в 1974 г. Все ракеты указанного типа с дальностью стрельбы до 3 тыс. км были сняты с вооружения до 1990 г. Возобновление производства ракет типа Р-27 в два последних десятилетия на северокорейской территории было технически невозможно по причине полного перепрофилирования соответствующих российских предприятий и увольнения подавляющей части работников в 1960-1970 гг. Теоретически могли передать только техническую документацию и некоторую часть комплектующих, что скорее всего оказалось бы недостаточным для освоения давно устаревших ракетных технологий.

2. Баллистические ракеты морского базирования чрезвычайно сложны в производстве. Поэтому Россия, имеющая огромный опыт в ракетостроении, в течение длительного времени разрабатывала ракетный комплекс «Булава-30». Но зачем это делать КНДР, не имеющей соответствующих морских носителей? Гораздо проще создать сразу наземный ракетный комплекс. В этом случае не возникнет проблемы потери вертикальной устойчивости при старте (в отличие от подводной лодки пусковая установка баллистической ракеты жестко фиксируется на земной поверхности) или преодоления водной среды, где запуск маршевого двигателя первой ступени невозможен.

3. Никто не может исключить того, что северокорейские специалисты скопировали некоторые компоненты советских ракет. Но из этого не следует, что им удалось сделать наземный вариант ракеты Р-27.

4. Показанная на параде ракета «Мусудан» имела не соответствующей ее размеру (слишком большой) подвижный носитель. Более того, она была на 2 м длиннее своего прототипа. В этом случае можно говорить не просто о копировании, а о модернизации ракеты Р-27. Но как можно было такую ракету принять на вооружение, не проведя хотя бы одного ее летного испытания?

5. Согласно представленной на сайте WikiLeaks информации, КНДР поставила Ирану 19 баллистических ракет BM-25 («Мусудан»). Однако это никем, в первую очередь США и Израилем, подтверждено не было. Ни разу ракета этого типа не использовалась Ираном в ходе многочисленных военных учений.

Скорее всего, в ходе военного парада в Пхеньяне в октябре 2010 г. были показаны муляжи баллистических ракет. Предполагать, что они уже приняты на вооружение, по-видимому, преждевременно. Во всяком случае, до летных испытаний ракет указанных типов.

По американским данным, с начала 1990-х гг. Пхеньян работает над созданием двухступенчатых жидкостных ракет типа «Тэпходон» (их трехступенчатые версии используются в качестве космических ракет-носителей). Это было подтверждено в феврале 1994 г. данными космического наблюдения. Тогда было сделано предположение, что ракета «Тэпходон-1» в качестве первой ступени использует «Нодон-1», а в качестве второй – «Хвасон-5» или «Хвасон-6». В отношении более совершенной ракеты «Тэпходон-2» стали полагать, что ее первая ступень представляет собой китайскую ракету DF-3 или связку из четырех двигателей типа «Нодон», а вторая ступень – «Нодон-1». Полагалось, что в создании ракеты «Тэпходон-2» принимали участие китайские специалисты.

Первое летное испытание трехступенчатого варианта ракеты «Тэпходон-1» состоялось в августе 1998 г. Тогда она имела 24-25 м длины и стартовый вес около 22 тонн. Ее первая и вторая ступень отработали нормально, третья ступень отделилась, но вскоре вместе со спутником упала в Тихий океан. При этом дальность полета составила 1,6 тыс. км. Анализ полученных данных подтвердил, что в качестве первой ступени использовалась ракета «Нодон-1». Однако на второй ступени – двигатель советской зенитной ракеты, применявшейся в морально устаревшей ЗРС С-200. Третья ступень, скорее всего, была представлена также морально устаревшим советским ракетным комплексом «Точка» ( его северокорейский вариант – KN-02).

По-видимому, вскоре программа «Тэпходон-1» была закрыта. Она носила больше демонстративный (показной) характер, так как вторая ступень ракеты мало подходила для доставки ядерного оружия, КВО составляло несколько км, а максимальная дальность полета – 2 тыс. км.

Военный парад в Пхеньяне.

Параллельно осуществлялась программа «Тэпходон-2». Первое летное испытание ракеты этого типа было проведено в июле 2006 г. Оно оказалось неудачным (полет длился 42 с, ракета преодолела всего лишь 10 км). Тогда имелась крайне ограниченная информация о технических характеристиках этой ракеты: даже ее стартовый вес оценивался в диапазоне от 60 до 85 тонн (наиболее вероятно – около 65 т). Ее первая ступень действительно представляла собой связку из четырех двигателей типа «Нодон». Однако какой-либо информации о второй ступени получить не удалось.

В дальнейшем всю информацию по баллистической ракете «Тэпходон-2» удавалось получать только по результатам пусков ракет-носителей, созданных на ее базе. Так, в апреле 2009 г. состоялся старт северокорейской ракеты-носителя «Ынха-2». Она пролетела свыше 3,2 тыс. км. Причем ее первая и вторая ступени отработали успешно, а третья вместе со спутником упала в Тихом океане. В ходе этого старта международному сообществу была представлена обширная видеоинформация, что позволило выявить тактико-технические характеристики ракеты. Она имела 30 м длины и стартовый вес, равный 80 тонн. Вновь первая ступень ракеты представляла собой связку из четырех двигателей типа «Нодон». Вторая ее ступень оказалась похожей на ранее описанную советскую ракету Р-27, третья – на «Хвасон-5» («Хвасон-6»). Анализ этого пуска убедил западных специалистов в существовании одноступенчатой ракеты «Мусудан».

В конце 2012 г. ракета-носитель «Ынха-3» успешно вывела на орбиту ИСЗ «Кванменсон-3». Вскоре после этого представители военно-морских сил Республики Корея подняли со дна Желтого моря бак окислителя и фрагменты первой ступени этой ракеты. Это позволило уточнить достигнутый в Северной Корее технический уровень в сфере ракетостроения.

Для анализа собранных данных была сформирована группа из американских и южнокорейских экспертов. Ее основная задача состояла в том, чтобы убедить международное сообщество в применении Пхеньяном технологий баллистических ракет при разработке ракеты-носителя «Ынха-3». Большой сложности это не представляло ввиду двойного назначения любых космических технологий.

Совместная группа экспертов пришла к следующим выводам. Во-первых, в качестве окислителя ракетных двигателей первой ступени северокорейской ракеты-носителя использовалось вещество на основе азота, которое служит компонентом долгохранимого ракетного топлива. По мнению экспертов, для ракеты-носителя более предпочтительно в качестве окислителя использовать жидкий кислород. Во-вторых, первая ступень представляла собой кластер из четырех ракетных двигателей типа «Нодон-1». В-третьих, моделирование полета ракеты показало ее техническую возможность доставки боеголовки весом 500-600 кг на расстояние 10-12 тыс. км, то есть на межконтинентальную дальность стрельбы. В-четвертых, были выявлены плохое качество сварки и использование импортных компонентов для производства корпуса ракеты. В то же время последнее не являлось нарушением РКРТ.

Отмечая важность проделанной работы, можно заметить, что в феврале 2010 г. Иран представил международному сообществу свою ракету-носитель «Симорг» (Simorgh), позволяющую выводить на низкую околоземную орбиту ИСЗ весом до 100 кг. В качестве ее первой ступени используется связка из четырех ракетных двигателей типа «Нодон-1», а роль второй ступени играет ракета «Гадр-1». Ракеты-носители «Симорг» и «Ынха-3» имеют высокую степень подобия. Их отличие состоит в количестве ступеней (иранская ракета имеет две ступени) и использовании в северокорейском варианте более мощной второй ступени на базе ракеты «Мусудан».

По данным Международного института стратегических исследований в Лондоне, третья ступень ракеты-носителя «Ынха-2» аналогична второй ступени иранской ракеты типа «Сафир-2» («Посланник-2»), которая в начале февраля 2009 г. вывела на низкую околоземную орбиту первый национальный ИСЗ «Омид» («Надежда»). Скорее всего, третьи ступени ракет-носителей «Ынха-2» и «Ынха-3» являются идентичными и созданы на базе ракеты «Хвасон-6».

На Западе полагают, что дальность полета иранской ракеты-носителя «Симорг» при ее использовании в качестве баллистической ракеты составит до 5 тыс. км при головной части весом в 1 тонну. При уменьшении веса головной части до 750 кг дальность полеты ракеты увеличится до 5,4 тыс. км. До сих пор ни одного успешного старта ракеты-носителя «Симорг» зафиксировано не было.

С учетом более мощной второй ступени и наличия третьей ступени, по-видимому, можно говорить о возможной дальности полета северокорейской баллистической ракеты, созданной на базе ракеты-носителя «Ынха-3», до 6-7 тыс. км с 750-килограммовой головной частью. Однако эти оценки требуют экспериментального подтверждения.

Техническим препятствием для создания северокорейскими специалистами трехступенчатой баллистической ракеты промежуточной дальности (порядка 5-6 тыс. км) станет проблема обеспечения тепловой защиты установленного боезаряда. В отличие от ракет средней дальности, высота подъема головных частей которых не превышает 300 км, головные части ракет даже промежуточной дальности поднимаются на высоты выше 1 тыс. км над поверхностью Земли. В этом случае скорость их входа в верхнюю границу атмосферы на нисходящем участке траектории составит несколько километров в секунду. При отсутствии ТЗП это приведет к разрушению корпуса боезаряда уже в верхних слоях атмосферы. К настоящему времени отсутствуют какие-либо факты, подтверждающие овладение северокорейскими специалистами технологии производства ТЗП.

Важной характеристикой ракетного комплекса является его боеготовность. В случае длительной подготовки ракеты к старту существует высокая вероятность ее поражения противником, поэтому приходится сознательно идти на сокращение максимальной дальности стрельбы с целью повышения уровня боеготовности ракетного комплекса.

Таким образом, северокорейская ракетная программа по созданию двух- и трехступенчатых баллистических ракет типа «Тэпходон-2» перестала быть мифом. Действительно существует потенциальная возможность разработки в КНДР уже в среднесрочной перспективе баллистической ракеты промежуточной дальности. Однако ракетную угрозу не следует преувеличивать. При отсутствии достаточного финансирования и отсталости материально-технической базы такие работы завершить достаточно сложно. Помимо этого резолюция 2087 Совета Безопасности ООН не только ввела в отношении КНДР экономические санкции, но и требует восстановления моратория на запуски баллистических ракет. Это существенно затруднит Пхеньяну проведение летно-конструкторских испытаний разрабатываемых ракет, маскируя их под запуски ракет-носителей.

ЯПОНИЯ

Япония обладает развитой научно-технической и производственной базой ракетостроения. Она успешно реализует национальную программу космических исследований на базе твердотопливных ракет-носителей собственного производства М-5 и J-1. Имеющийся потенциал позволяет Японии после принятия руководством страны соответствующего политического решения создать баллистические ракеты не только средней, но и межконтинентальной дальности. Для этого могут быть использованы два ракетно-космических центра: Кагосимский (южная оконечность острова Кюсю) и Танегасимский (остров Танегасима, 70 км южнее острова Кюсю).

РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ

Республика Корея (РК) обладает значительной производственной базой ракетостроения, созданной при активной помощи США. При ее создании учитывалось, что американские ВС используют только твердотопливные ракеты. Именно по этому пути пошли в РК.

Разработка первой баллистической ракеты «Пэкком» («Белый медведь») началась в первой половине 1970-х гг. в ответ на ракетные амбиции Пхеньяна. Успешные испытания ракеты «Пэкком» с дальностью полета до 300 км прошли в сентябре 1978 г. с полигона Анхын в провинции Южный Чхунчхон. Программа была свернута под давлением Вашингтона, который не хотел быть втянутым в новую войну на Корейском полуострове. Американцы учитывали и беспокойство по этому вопросу своего другого союзника – Японии, которая имеет с Сеулом достаточно непростые отношения. В обмен на отказ Южной Кореи от самостоятельных ракетных и ядерных разработок США обязались прикрыть ее своим «ядерным зонтиком» и обеспечивать национальную безопасность силами американских войск, расквартированных на Корейском полуострове и в Японии.

В 1979 г. США и Республика Корея подписали соглашение об ограничении дальности полета южнокорейских баллистических ракет до 180 км (расстояние от демилитаризованной зоны до Пхеньяна). Исходя из этого в 1980-е гг. на базе ракеты американского ЗРК Nike Hercules была разработана двухступенчатая ракета Nike-КМ с указанной дальностью полета при головной части в 300 кг.

Стараясь удержать Сеул от создания новых баллистических ракет, в период 1997-2000 годов США поставили ему современные ракетные комплексы мобильного базирования ATACMS Block 1.

Под давлением со стороны Вашингтона южнокорейское руководство было вынуждено ограничить свою ракетную программу. Так, в 1982 г. была расформирована группа специалистов, которые занимались разработкой перспективных ракет, а штат Института оборонных исследований Республики Корея сократили в три раза.

Тем не менее, в 1983 г. модернизация баллистической ракеты Nike-КМ была продолжена. В частности, была заменена на более совершенную вся электронная аппаратура систем наведения и управления, изменена конструктивно-компоновочная схема ракеты и ее боевая часть. А после замены стартовых ускорителей на более мощные дальность стрельбы увеличилась до 250 км. Этот модифицированный вариант ракеты, собираемой практически полностью из собственных комплектующих, получил название «Хёнму-1» («Черная черепаха-1»), ее первое успешное летно-конструкторское испытание состоялось в 1985 г. Производство баллистических ракет «Хёнму-1» началось в 1986 г. Впервые они были продемонстрированы международному сообществу 1 октября 1987 г. на военном параде в День Вооруженных Сил Республики Корея.

Двухступенчатая баллистическая ракета «Хёнму-1» имеет следующие характеристики: длина – 12,5 м (второй ступени – 8,2 м), диаметр 0,8 м (второй ступени – 0,5 м) и стартовый вес 4,9 тонны, включая 2,5 тонн вес второй ступени. Ее максимальная скорость полета составляет менее 1,2 км/с, а высота подъема над поверхность Земли с 500 килограммовой головной частью – 46 км. Отклонение этой ракеты от точки прицеливания не превышает 100 м, что говорит о ее достаточно высокой точности стрельбы.

Баллистическая ракета «Хёнму-1» нарушала ранее подписанное соглашение, поэтому американцы заставили Республику Корею ограничить объемы ее производства. В качестве компенсации в период 1997-2000 гг. США поставили Сеулу современные ракетные комплексы мобильного базирования ATACMS Block 1 с дальностью полета до 160 км при головной части в 560 кг.

В январе 2001 г. Вашингтон и Сеул заключили новое соглашение, в соответствии с которым Республика Корея обязалась находиться в рамках РКРТ. В результате дальность полета южнокорейских ракет стала ограничиваться величиной 300 км при полезной нагрузке 500 кг. Это позволило южнокорейским специалистам приступить к разработке баллистической ракеты «Хёнму-2А».

По некоторым данным, в 2009 г., когда американцы вновь уступили, в Сеуле приступили к разработке новой ракеты «Хёнму-2В» с дальностью стрельбы до 500 км. При этом вес головной части остался прежним – 500 кг, а КВО уменьшилось до 30 м. Баллистические ракеты «Хёнму-2А» и «Хёнму-2В» имеют мобильный способ базирования.

Помимо этого, в 2002-2006 гг. США поставили РК баллистические ракеты ATACMS Block 1А с максимальной дальностью стрельбы 300 км (головная часть 160 кг). Освоение этих ракетных комплексов и реализация с помощью России космической программы позволили южнокорейским специалистам существенно повысить технический уровень в национальном ракетостроении. Это послужило технологической предпосылкой для создания собственных баллистических ракет с дальностью стрельбы свыше 500 км.

Учитывая вышеизложенное, Республика Корея может в достаточно сжатые сроки создать баллистическую ракету «Хёнму-4» с дальностью полета 1-2 тыс. км, способную нести головную часть в 1 тонну. Возможности же Вашингтона по сдерживанию ракетных амбиций Сеула постоянно уменьшаются. Так, в начале октября 2012 г. руководство РК смогло добиться от США согласия на увеличение дальности полета южнокорейских баллистических ракет до 800 км, что достаточно для обстрела всей территории КНДР, а также отдельных районов России, Китая и Японии.

Кроме этого, новые южнокорейские ракеты смогут нести головные части тяжелее, чем 500 кг, то есть выступать в качестве носителей ядерного оружия, если соответствующее политическое решение будет принято. Но при этом дальность стрельбы ракет должна быть уменьшена пропорционально увеличению веса боевой части. Например, при дальности полета ракеты равной 800 км вес боезаряда не должен превышать 500 кг, если же дальность составит 300 км, то вес боезаряда может быть увеличен до 1,3 тонны.

Одновременно Сеулу дано право на производство более тяжелых беспилотных летательных аппаратов. Теперь их вес может быть увеличен с 500 кг до 2,5 тонн, что позволит их использовать в ударном варианте, в том числе с крылатыми ракетами.

Следует заметить, при разработке крылатых ракет воздушного базирования Сеул не испытывал никаких ограничений по дальности полета. По имеющимся данным, этот процесс начался в 1990-х гг., а в качестве прототипа была выбрана американская высокоточная крылатая ракета Tomahawk, на базе которой южнокорейские специалисты сделали ракету «Хёнму-3». От американского аналога ее отличают улучшенные точностные характеристики. Серьезным недостатком ракет этого типа является дозвуковая скорость полета, что облегчает их перехват средствами ПРО. Однако, у КНДР подобных средств нет.

Поставки в войска крылатой ракеты «Хёнму-3А» с максимальной дальностью полета 500 км, скорее всего, начались в 2006-2007 гг. Одновременно разрабатываются крылатые ракеты воздушного базирования и большей дальности. Так, ракета «Хёнму-3В» имеет дальность стрельбы до 1 тыс. км, а ракета «Хёнму-3С» – до 1,5 тыс. км. По-видимому, крылатая ракета «Хёнму-3В» уже принята на вооружение, а «Хёнму-3С» заканчивает этап летно-конструкторских испытаний.

Основные характеристики крылатых ракет типа «Хёнму-3»: длина составляет 6 м, диаметр – 0,6 м, стартовый вес – 1,5 тонны, включая 500-килограммовую головную часть. Для обеспечения высокой точности стрельбы используются системы глобального позиционирования GPS/INS, американская система коррекции траектории крылатых ракет TERCOM и инфракрасная головка самонаведения.

В настоящее время южнокорейские специалисты разрабатывают крылатые ракеты морского базирования «Чхоннен» («Небесный дракон») с дальностью полета до 500 км. Они поступят на вооружение перспективных дизельных подводных лодок «Чанбого-3», водоизмещение которых составит от 3 до 4 тыс. тонн. Указанные подводные лодки, построенные по немецкой технологии, будут способны находиться под водой без всплытия до 50 суток и нести до 20 крылатых ракет. Планируется, что в 2020 г. Южная Корея получит до шести подводных лодок этого типа.

В сентябре 2012 г. президент Республики Кореи Ли Мен Бак одобрил предложенный Министерством обороны «Среднесрочный план развития национальной обороны в 2013-2017 гг.». Одним из важнейших элементов этого документа стала ставка на ракеты, которые должны были стать главным оружием возмездия и основным ответом на ракетно-ядерный потенциал Северной Кореи, а также на ее дальнобойную артиллерию. В зоне досягаемости последней находится Сеул – наиболее важный политический и экономический центр страны.

Согласно указанного плана, ракетные войска Республики Кореи должны были в первые 24 часа боевых действий уничтожить 25 крупных ракетных баз, все известные ядерные объекты и батареи дальнобойной артиллерии КНДР. Для этого планировалось закупить 900, в первую очередь баллистических ракет на общую сумму около $2 млрд. Одновременно было решено существенно сократить программы модернизации национальных ВВС и ВМС.

Ожидалось, что к 2017 г. на вооружении у Южной Кореи будут находиться 1700 баллистических ракет «Хёнму-2А» и «Хёнму-2В» (основа ракетного потенциала), а также крылатых ракет «Хёнму-3А», «Хёнму-3В» и «Хёнму-3С».

Планы по реализации в РК ракетной программы были существенно скорректированы после того, как по результатам выборов 2012 г. президентом страны стала Пак Кын Хе. В отличие от своего предшественника она стала уделять основное внимание не обезоруживающему ракетному удару, а созданию системы ПРО, что привело к сокращению с 2014 г. финансирования ракетных программ.

Согласно бюджетному плану на 2014 г., представленному министерством финансов в Национальное собрание, правительство запросило $1,1 млрд. на построение Корейской противоракетной и противовоздушной обороны (KAMD) и системы превентивного уничтожения ракет Kill Chain. Разработка системы KAMD началась в 2006 г., когда Сеул отказался присоединяться к глобальной системе ПРО США.

О необходимости создания системы Kill Chain министерство обороны РК заявило в июне 2013 г., рассматривая в качестве составных элементов этой системы разведывательные спутники, различные средства воздушного наблюдения и управления, многоцелевые истребители и ударные БПЛА. Все это позволит заблаговременно выявлять угрозы национальной безопасности со стороны ракетных комплексов, а также боевых самолетов и кораблей, в первую очередь северокорейских.

В состав системы KAMD войдут радиолокационная станция Green Pine Block-B израильского производства, американская система раннего обнаружения и предупреждения Peace Eye, комплексы управления ракетным оружием Aegis с противоракетами SM-3 и зенитные ракетные комплексы Patriot PAC-3. В ближайшее время планируется открыть соответствующий пункт управления и контроля южнокорейской системы KAMD.

Следовательно, ракетный потенциал Республики Кореи постоянно наращивается, что не может не вызывать озабоченности не только в КНДР, но и в Китае, России и Японии. Потенциально разрабатываемые в РК баллистические и крылатые ракеты воздушного и морского базирования, после соответствующей доработки, могут быть использованы в качестве средств доставки ядерного оружия на основе плутония, создание которого для южнокорейских специалистов не представляет значительной технической проблемы. В Северо-Восточной Азии это может привести к эффекту «ядерного домино», когда примеру Южной Кореи последуют в Японии и, возможно, на Тайване, что приведет к краху режима ядерного нераспространения на глобальном уровне.

Более того, в Сеуле принято решение о создании не только национальной системы ПРО, но и системы превентивного уничтожения северокорейских ракет, что может подтолкнуть правящую элиту к попытке силового присоединения своего северного соседа. Несомненно, что это, а также наличие в РК крылатых ракет большой дальности является серьезным дестабилизирующим фактором для безопасности всего Корейского полуострова, но не представляет какой-либо ракетной угрозы для Европы.

ТАЙВАНЬ

В конце 1970-х гг. Тайвань с помощью Израиля создал одноступенчатую жидкостную баллистическую ракету Ching Feng (Green Bee) c дальностью полета до 130 км при головной части в 400 кг. Она до сих пор стоит на вооружении Тайваня. В дальнейшем США в значительной степени сдерживали ракетные амбиции Тайбэя.

В 1996 г. Чжуншаньский институт науки и технологий (Chung Shan Institute of Science and Technology) при Министерстве национальной обороны Тайваня приступил к разработке двухступенчатой твердотопливной ракеты малой дальности Tien Chi (Sky Halberd) на базе зенитной управляемой ракеты Sky Bow II (аналог ракеты, используемой в американском ЗРК Patriot). Ее максимальная дальность полета составила 300 км при 200-килограммовой боевой части. Для повышения точности стрельбы эту ракету оснастили приемником космической навигационной системы NAVSTAR. По некоторым данным от 15 до 50 таких ракет размещены в ШПУ на островах вблизи территории Китайской Народной Республики.

Помимо этого ведется разработка новой баллистической твердотопливной ракеты Tien Ma (Sky Horse) с дальностью стрельбы до 1 тыс. км при 500-килограммовой боевой части. Для этого используется испытательный центр, построенный в южной части острова Тайвань на мысе Ганцзыби.

Таким образом, государства Северо-Восточной Азии создали значительный ракетный потенциал, который позволяет производить им ракеты средней дальности. Однако ввиду географической удаленности этого региона перспективные (вплоть до 2020 г.) баллистические ракеты указанных государств не представляют для Европы реальной угрозы. Гипотетически МБР может создать только ближайший американский союзник – Япония, если примет соответствующее политическое решение.

АФРИКА

ЕГИПЕТ

Первые баллистические ракеты малой дальности попали в Арабскую Республику Египет из Советского Союза в конце 1960-х – начале 1970-х годов. Как следствие, уже в 1975 г. на вооружении АРЕ находилось девять ПУ ракет Р-17 (SCUD-В) и 18 ПУ ракетных комплексов «Луна-ТС». Постепенно комплексы «Луна-ТС» пришлось вывести из боевого состава ВС, в том числе по причине переориентации внешней политики на Запад.

В период 1984-1988 гг. Египет совместно с Аргентиной и Ираком реализовывал ракетную программу Condor-2 (египетское название – Vector). В рамках данной программы вблизи Каира был построен научно-исследовательский и производственный ракетостроительный комплекс Абу-Саабал.

Как уже указывалось ранее, целью программы Condor-2 являлось создание мобильного ракетного комплекса, оснащенного двухступенчатой твердотопливной ракетой с дальностью стрельбы до 750 км. Отделяемую в полете кассетную 500-килограммовую головную часть предполагалось снаряжать бетонобойными и осколочными поражающими элементами. Единственный испытательный пуск этой ракеты состоялся в Египте в 1989 г. Он оказался неудачным из-за неисправности в бортовой системе управления. В 1990 г. под давлением США работы по программе Condor-2 были прекращены.

В 1980-1990-е гг. достаточно активно сотрудничество в сфере ракетостроения развивались с Пхеньяном. Так, в 1990 г. с помощью северокорейских специалистов начались работы по программе «Проект-Т» с целью создания баллистической ракеты с дальностью стрельбы до 450 км. Позднее Пхеньян передал египтянам технологии создания баллистических ракет Р-17М (SCUD-С) с максимальной дальностью полета 500 км. Это позволило в 1995 г. приступить к их производству на собственной территории, но в достаточно ограниченных количествах.

В нынешних условиях ракетная программа Египта, скорее всего, свернута. В перспективе ее возобновление возможно, причем с помощью российских специалистов.

ЛИВИЯ

Во второй половине 1970-х гг. Советский Союз поставил Ливии 20 ПУ ракет Р-17 (SCUD-В). Часть из них была передана Ирану в начале 1980-х гг., что было компенсировано новыми поставками. Так, в 1985 г. ВС страны уже имели 54 ПУ ракет Р-17, а также ракетных комплексов «Точка». К 1990 г. их количество еще более выросло: до 80 ПУ ракет Р-17 и 40 ракетных комплексов «Точка».

В начале 1980-х гг. при содействии специалистов из Ирана, Ирака, Индии и Югославии началась реализация собственной программы по созданию жидкостной одноступенчатой ракеты «Эль-Фаттих» (Al-Fatah) с дальностью полета до 1 тыс. км. Первый неудачный пуск этой ракеты провели в 1986 г. Осуществить эту программу так и не удалось.

С помощью специалистов из Египта, Северной Кореи и Ирака в 1990-е годы ливийцам удалось модернизировать ракету Р-17, повысив дальность ее стрельбы до 500 км.

Введенные в апреле 1992 г. международные санкции против Ливии в ослабили, в том числе, и ее ракетный потенциал. Причина этого заключалась в неспособности самостоятельно поддерживать вооружение и военную технику в работоспособном состоянии. Однако полностью ракетный потенциал перестал существовать только в 2011 г. в результате военной операции стран НАТО.

Во второй половине 1970-х годов в Ливию из Советского Союза было поставлено 20 ПУ ракет Р-17 (SCUD-В).

АЛЖИР

На вооружении Алжира может находиться 12 пусковых установок ракетного комплекса «Луна-ТС» (32 ракеты). Возможно, у Алжира, а также у  Демократической Республики Конго имеется некоторое количество ракет Р-17 (SCUD-В). Но эти ракеты не представляют для Европы даже потенциальной угрозы.

ЮАР

По некоторым данным, в 1974 г. Израиль и Южно-Африканская Республика (ЮАР) установили между собой сотрудничество в области ракетных и ядерных технологий. ЮАР предоставила Израилю природный уран и полигон для проведения ядерных испытаний, а взамен получила технологии создания твердотопливного ракетного двигателя, который позднее нашел свое применение в составе первой ступени твердотопливной ракеты «Иерихон-2». Это позволило южноафриканским специалистам в конце 1980-х годов создать твердотопливные ракеты: одноступенчатую RSA-1 (стартовый вес – 12 т, длина – 8 м, диаметр – 1,3 м, дальность полета от 1-1,1 тыс. км при боезаряде 1500 кг) и двухступенчатую RSA-2 (аналог ракеты «Иерихон-2» с дальностью стрельбы 1,5–1,8 тыс. км). Эти ракеты серийно не производились, так как в конце 1980-х – начале 1990-х гг. Южно-Африканская Республика отказалась как от ядерного оружия, так и от возможных его ракетных носителей.

Бесспорно, ЮАР имеет научно-технические возможности для создания баллистических ракет как средней, так и межконтинентальной дальности. Однако отсутствуют какие-либо веские причины для такой деятельности ввиду достаточно стабильной региональной ситуации и сбалансированной внешней политики.

Таким образом, Египет до недавнего времени имел ограниченные возможности по производству баллистических ракет малой дальности. В условиях серьезной внутренней нестабильности он не может представлять для Европы какой-либо ракетной угрозы. Ливия полностью лишилась своего ракетного потенциала в результате операции стран НАТО в 2011 г., но возникла угроза получения доступа к этим технологиям со стороны террористических организаций. Алжир и Демократическая Республика Конго имеют только ракеты малой дальности, а Южно-Африканская Республика не имеет веских причин для создания баллистических ракет большой дальности.

ЮЖНАЯ АМЕРИКА

БРАЗИЛИЯ

Ракетная программа Бразилии действует с начала 1980-х гг., когда на базе полученных в космической сфере технологий по проекту Sonda началась разработка двух типов одноступенчатых твердотопливных ракет мобильного базирования: SS?300 и МB/ЕЕ?150. Первая из них имела дальность полета до 300 км при головной части весом 1 тонну, а вторая (МВ/ЕЕ?150) – до 150 км при 500-килограммовой головной части. Эти ракеты предполагалось использовать в качестве носителей для ядерного оружия. В то время Бразилия реализовывала военную ядерную программу, которая была закрыта в 1990 г. после отстранения военных от политической власти.

Следующим этапом в ракетостроении стала разработка твердотопливной ракеты SS?600 с максимальной дальностью стрельбы 600 км при головной части весом 500 кг. При этом терминальная система наведения ракет обеспечивала достаточно высокую точность стрельбы. В середине 1990-х гг. под давлением Вашингтона все указанные ракетные программы были прекращены, а усилия в области ракетостроения были сконцентрированы на программе создания четырехступенчатой ракеты-носителя VLS для вывода на низкие околоземные орбиты легких космических аппаратов.

Постоянные неудачи в создании ракеты-носителя VLS подтолкнули бразильское руководство к использованию того опыта, который в космической сфере был накоплен Россией и Украиной. Так, в ноябре 2004 г. Москва и Бразилиа решили создавать совместно семейство ракет-носителей под общим названием «Южный Крест». Спустя год этот проект был одобрен правительством Бразилии, а основным подрядчиком был определен Государственный ракетный центр «Конструкторское бюро имени В.П. Макеева», специалисты которого предлагают использовать свои наработки по ракетам-носителям легкого и среднего класса, в частности по ракете «Полет» из проекта «Воздушный старт». Первоначально планировалось, что семейство «Южный Крест» начнет эксплуатироваться в 2010-2011 гг. Но в 2007 г. был изменен его головной разработчик. Им стал Государственный космический научно-технический центр имени М.В. Хруничева, предложивший свои варианты ракет-носителей на базе наработок по перспективному семейству модульных носителей «Ангара».

Уже созданный технологический задел в ракетостроении позволяет Бразилии после принятия политического решения достаточно быстро создать баллистическую ракету малой, а в некоторой перспективе и средней дальности.

АРГЕНТИНА

В 1979 г. Аргентина с помощью европейских государств, в первую очередь ФРГ, приступила к созданию одноступенчатой твердотопливной баллистической ракеты Alacran с дальностью стрельбы до 150 км при головной части в 400 кг. Эта программа получила название Condor-1. В октябре 1986 г. состоялись два успешных летно-конструкторских испытания ракеты Alacran, что позволило в 1990 г. принять ее на вооружение. Возможно, что некоторое количество ракет этого типа находится в резерве.

В 1984 г. совместно с Ираком и Египтом была начата новая ракетная программа Condor-2 с целью создания двухступенчатой твердотопливной ракеты мобильного базирования с дальностью стрельбы до 750 км при головной части в 500 кг. Вполне возможно, что эта ракета рассматривалась в качестве носителя ядерного оружия (в 1980-е гг. Аргентина также реализовывала военную ядерную программу). В 1990 г. под давлением со стороны США обе программы были прекращены. При этом некоторый потенциал в ракетостроении удалось сохранить.

Очевидно, что нынешний ракетный потенциал Бразилии и Аргентины, даже в случае возобновления соответствующих программ, в период до 2020 г. не представляет для Европы ракетной угрозы.

ВЫВОДЫ

1. В настоящее время и вплоть до 2020 г. реальной ракетной угрозы для всей Европы не существует. Те государства, которые ведут работы по созданию баллистических ракет межконтинентальной дальности стрельбы (Израиль, Индия) или могут сделать это (Япония), являются для Брюсселя настолько близкими партнерами, что их вообще не рассматривают в качестве противоборствующей стороны.

2. Ракетный потенциал Ирана не следует преувеличивать. Его возможности по созданию жидкостных ракет в значительной степени исчерпаны, что вынуждает Тегеран использовать полученный научно-технический задел исключительно в космической сфере. Твердотопливное направление развития баллистических ракет является для Ирана более предпочтительным, но оно ограничивается на всю рассматриваемую перспективу средними дальностями стрельбы. Причем такие ракеты нужны Тегерану только для сдерживания Тель-Авива от вполне возможного ракетно-бомбового удара.

3. Ввиду высокой степени внутренней нестабильности стран Ближнего и Среднего Востока, которая усиливается близорукой, а порой авантюристичной региональной политикой государств-членов НАТО, возможно появление локальной (ограниченной по масштабам) потенциальной угрозы для Европы с этого направления, но она носит террористический, а не ракетный характер. Если же радикалы-исламисты смогут захватить и использовать ракетные комплексы малой дальности, то для их сдерживания вполне достаточно развертывания в Румынии базы американских противоракет SM-3. Создание же аналогичной базы в Польше и существенное повышение скорости движения противоракет, а тем более придание им стратегического статуса, то есть возможности перехвата боеголовок МБР, будет свидетельствовать о стремлении американской стороны к изменению существующего баланса сил в сфере стратегических наступательных вооружений. На фоне углубляющегося украинского кризиса это будет способствовать дальнейшему ухудшению российско-американских отношений, и подталкивать Москву к принятию адекватных мер военно-технического характера.

4. Процесс распространения в мире ракетных технологий продолжается, что создает серьезную опасность для таких нестабильных регионов, как Ближний и Средний Восток, Северо-Восточная Азия. Развертывание там американских систем противоракетной обороны только провоцирует другие государства к созданию более современных баллистических и крылатых ракет, наращиванию собственного военного потенциала. Ущербность такого подхода, предполагающего приоритет национальных интересов над общемировыми, становится все более очевидной. В конечном счете это ударит бумерангом по самим Соединенным Штатам Америки, чье военное превосходство над другими государствами имеет ограниченные временные рамки.

5. Чрезвычайно высокая угроза неконтролируемого распространения ракетных технологий сейчас исходит со стороны Украины ввиду как возможности захвата ракетных комплексов радикалами-националистами с целью политического шантажа руководства России и близлежащих европейских государств, так и незаконного экспорта украинскими организациями ракетных технологий вопреки действующему международному законодательству. Предотвратить такое развитие событий вполне возможно, но для этого в Европе нужно больше думать о собственных, а не американских национальных интересах. Не искать повод для введения против Москвы новых политических и финансово-экономических санкций, а реально создавать единую систему европейской безопасности с целью, в том числе, предотвращения любых попыток ракетного распространения.

Владимир Валерьевич ЕВСЕЕВ – кандидат технических наук, директор Центра общественно-политических исследований


 

НОВОСТИ

Военнослужащие зенитного ракетного соединения общевойсковой армии Южного военного округа (ЮВО), дислоцированной на Северном Кавказе, завершили обучение в учебном центре войск противовоздушной обороны Сухопутных войск в Краснодарском крае, приняли на вооружение соединения зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) «Бук-М3».
Специалисты разработают рекомендации по модернизации вооружения и военной техники и подготовке личного состава Вооруженных Сил России по итогам проведения Армейских международных игр, сообщил начальник Главного управления боевой подготовки ВС РФ генерал-лейтенант Иван Бувальцев.
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу проверил ход строительства инфраструктуры нового производственно-логистического комплекса (ПЛК) «Нара» в Подмосковье.
Новые радиолокационные станции (РЛС) «Небо-У» и «Небо-М» (разработки и производства Концерна ВКО «Алмаз – Антей») поступили по гособоронзаказу в 14-ю армию ВВС и ПВО Центрального военного округа.
В очередном Едином дне приемки военной продукции приняла участие Российская самолетостроительная корпорация «МиГ». Мероприятие состоялось в летно-испытательном комплексе Нижегородского авиастроительного завода «Сокол» – филиала РСК «МиГ».
Командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев проверил ход боевого строительства Козельской ракетной дивизии (Калужская обл.), в первую очередь состояние дел на объектах соединения, где проводятся строительно-монтажные работы по модернизации перевооружаемого ракетного полка.
Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу внес ряд конкретных предложений по совершенствованию боевой инженерной техники, сообщил начальник инженерных войск ВС РФ генерал-лейтенант Юрий Ставицкий.
Министерство обороны России планирует закупить около 50 модернизированных бомбардировщиков Ту-160, серийное производство которых начнется с 2021 г., заявил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов.
С зенитным подразделением тактической группы Северного флота, дислоцированным на острове Котельный (Новосибирский архипелаг), проведено тактическое учение по совершенствованию навыков применения вооружения в арктических условиях с выполнением боевых стрельб из ЗРПК «Панцирь-С1».
Связисты Центрального военного округа на учении под Челябинском впервые применили недавно поступившие на вооружение помехозащищенные станции связи «Ладья».

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100