«Волчьи стаи» против США и НАТО?
Военно-морской флот России в оценках западных специалистов

«Старый Оскол» после стрельбы «Калибром» по объекту на полигоне Чижа.

Вечером 1 июля дизель-электрическая подводная лодка Черноморского флота Б-262 «Старый Оскол» ошвартовалась у пирса Новороссийской военно-морской базы, завершив месячный межфлотский переход с Баренцева моря на Черное. Эта третья из шести ДЭПЛ проекта 06363 «Палтус», которые заказаны для Черноморского флота РФ. Они считаются одними из самых малошумных субмарин в мире и несут мощное вооружение, включая крылатые ракеты комплекса «Калибр-ПЛ», способные поражать не только надводные, но и береговые цели на больших дистанциях.

Александр МОЗГОВОЙ

СТРАШНЫЕ «ПАЛТУСЫ»

Переход «Старого Оскола» сопровождался аккомпанементом западных средств массовой информации, стращавших мир растущей российской подводной угрозой. Впрочем, так было и во время плаваний первых двух «палтусов». Только акценты несколько сместись. При переходе ДЭПЛ «Новороссийск» – головной в серии – ажиотаж в зарубежных СМИ вызвал заход лодки для пополнения запасов и отдыха экипажа в испанский порт Сеута на африканском берегу (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №10/2015). Особенно усердствовали британские издания. Они усмотрели в действиях Мадрида провокацию, направленную против Гибралтара – анклава Великобритании на Пиренейском полуострове. Мол, возмутительно, что страна НАТО предоставляет свои услуги военному кораблю России, которая обложена санкциями Запада, как стая волков красными флажками. А тут такой непозволительный либерализм!

«Старый Оскол» в Северном море.

Поход «Ростова-на-Дону» (подробнее см. журнал «Национальная оборона» №1/2016) вызвал оторопь и шок на Западе после того, как эта лодка 8 декабря прошлого года нанесла крылатыми ракетами 3М-14 комплекса «Калибр-ПЛ» мощный удар из-под воды по целям запрещенной в России террористической организации Исламское государство. В США и других странах НАТО не без оснований сочли, что это была не только атака объектов преступной банды, но и предупреждение Североатлантическому блоку о том, что с Россией шутки плохи, поскольку ракеты 3М-14 могут оснащаться не только обычными, но и ядерными боевыми частями.

Так фрегат Kent «перехватил» «Старый Оскол».

Незадолго до начала перехода на Черное море и «Старый Оскол» выполнил ракетные стрельбы. 6 мая лодка успешно поразила объект на полигоне Чижа в Архангельской области. А днем ранее Б-262 ракетами 3М-54 с высокой точностью нанесла удар по морской цели.

Тут надо заметить, что для экономии моторесурса, российские ДЭПЛ проекта 06363 после глубоководных и стрельбовых испытаний совершают переходы с Баренцева моря на Черное на экономической скорости. Большая часть пути преодолевается в надводном положении, а нередко вообще на буксире. Вот и в этот раз «Старый Оскол» сопровождал буксир «Алтай».

И вдруг поднялась буря. Но не на море, а в западных СМИ, прежде всего британских. «Фрегат Королевского флота перехватил русскую субмарину неподалеку от Английского канала» под таким заголовком появилась публикация в лондонской The Telegraph 8 июня. Эту тему дружно подхватили другие издания Соединенного Королевства, а также некоторые европейские и американские СМИ. Популярный на Британских островах таблоид The Sun даже назвал экипаж фрегата Kent «английскими героями». Командир этого корабля Ее Величества коммандер Даниэль Томас скромно заметил, что «российская подлодка была обнаружена благодаря предпринятым совместными с союзниками по НАТО усилиями». Действительно, как только Б-262 вошла в Северное море ее «взял на сопровождение» голландский фрегат Tromp. А «перехватчику» Kent уже досталась вторая партия. Между тем министр обороны Великобритании Майкл Фэллон заявил: «Это означает, что Королевские ВМС сохраняют бдительность в международных и территориальных водах, чтобы обеспечить безопасность Великобритании и защитить нас от потенциальной угрозы». Вообще-то «Старому Осколу» для создания угрозы безопасности Соединенного Королевства вовсе не требовалось пробираться к Английскому каналу. Лодка могла нанести удар «калибрами» по берегам Туманного Альбиона, находясь еще в Баренцевом море. И «английские герои», понятное дело, не спасли бы страну. То есть «перехватывать» российскую подлодку на подходе к Ла-Маншу в случае военных действий – занятие бесполезное и даже, не побоимся этого слова, архаичное, откуда-то из 60-80-х годов прошлого века.

«Старый Оскол» в гавани Новороссийска.

У этой истории был и другой аспект. «Перехват» происходил незадолго до Brexit – референдума по поводу выхода или невыхода Британии из Европейского Союза. Как дал понять министр иностранных дел Соединенного Королевства Филипп Хэмонд (в кабинете Терезы Мэй он пересел в кресло министра финансов): «Честно говоря, единственная страна, которая хотела бы, чтобы мы вышли из ЕС, – это Россия. И это о многом говорит». То есть субмарину коварная Москва послала для того, чтобы оказать давление на островных жителей. И успех был достигнут! Подданные Елизаветы II большинством голосов сказали «Good bye!» Европейскому Союзу.

ЧЕТВЕРТАЯ БИТВА ЗА АТЛАНТИКУ

Но если отбросить шутки в сторону, то картина, по мнению ряда западных военно-морских экспертов, вырисовывается нерадостная. В июньском номере за этот год журнал Proceedings, который выпускает Военно-морской институт США, опубликовал статью командующего 6-м американским флотом, одновременно командующего ударными ВМС НАТО и морскими силами поддержки в Европе вице-адмирала Джеймса Фогго и ведущего специалиста американского Центра военно-морского анализа доктора Элерика Фрица. Их публикация, вызвавшая заметный резонанс не только в специальных, но и в популярных средствах массовой информации, называется весьма красноречиво – «Четвертая битва за Атлантику».

Боевые корабли ВМФ СССР в 1990 г. и ВМФ РФ в 2015 г. Подводные лодки и надводные корабли. Offiziere.ch

Что под этим имеют в виду авторы, понятно. Под первой битвой подразумевается жесткое противостояние германских подводных лодок с ВМС Антанты и США, которая закончилась победой последних. Под второй, естественно, – труднейшая борьба противолодочных сил Великобритании и Соединенных Штатов против фашистских субмарин. И в том и в другом случае битвы за Атлантику сопровождались огромными потерями торгового тоннажа союзников. Дважды Англия чуть не была поставлена на колени. Противолодочная война потребовала сосредоточения больших финансовых и материальных ресурсов по обе стороны Атлантики. И только «подключение» США позволило Лондону выжить и одержать победу.

Под третьей битвой, как нетрудно догадаться, подразумеваются годы холодной войны. Мощнейшим флотам США и НАТО Советский Союз противопоставил сотни атомных и дизель-электрических подводных лодок. И хотя это сражение не вылилось в настоящую войну, США и их союзники по НАТО, по мнению авторов Proceedings, одержали верх за счет своего высококлассного противолодочного потенциала. Тезис в высшей степени спорный, поскольку такие АПЛ третьего поколения, как советские атомоходы проектов 941, 667БДРМ, 949, 945, 671РТМ и 971, а также ДЭПЛ проекта 877 не уступали, а по ряду характеристик превосходили зарубежные аналоги. Да и противолодочное вооружение Североатлантического альянса нельзя назвать потрясающим воображение. Советский Союз проиграл третью битву за Атлантику не из-за технического несовершенства советских подлодок, а в связи с крушением самой страны, которая их строила. Здесь, мы считаем, не место останавливаться на причинах распада СССР, но скажем только, что в ряду этих причин были и чрезмерные военные расходы, приведшие к банкротству великой державы.

И вот теперь Джеймс Фогго и Элерик Фриц, а вместе с ними десятки других американских и западноевропейских военно-морских авторитетов провозглашают пришествие четвертой битвы за Атлантику. В интервью изданию The National Interest, специализирующемуся на вопросах национальной безопасности Соединенных Штатов, дуэт авторов Proceedings развил свои идеи. Они утверждают, что «самую серьезную угрозу военно-морским силам США и НАТО в Европе создают мощный подводный флот России и ее новые бастионы системы воспрещения доступа (A2/AD) в Калининградской области и в других регионах».

Здесь адмирал и военно-морской эксперт прибегают к американской несколько мудреной терминологии, ставшей популярной за океаном за последние три-четыре года. Anti-access/area-denial (A2/AD) – дословно переводится как «воспрещение доступа/блокирование зоны». По-простому это означает, что вооруженные силы США и НАТО не могут беспрепятственно развертывать свои корабли, авиацию и воинские части в тех или иных районах мира без угрозы быть уничтоженными. Впервые его употребили в отношении Китая, поставившего на вооружение противокорабельные баллистические ракеты

DF-21D, которые сделали бессмысленным присутствие американских авианосцев у берегов КНР, поскольку они способны поразить плавающие аэродромы на дальности до 2000 км. А вот теперь, по словам зарубежных военных экспертов, такие же зоны воспрещения доступа создала и Россия вокруг Калининградской области, у берегов Крыма, в районе Камчатки, вокруг сирийских городов Тартус и Латакия. По нашему мнению, в этих районах до полноценных зон воспрещения доступа еще далеко, но основы для их создания, безусловно, имеются.

Боевые корабли ВМФ СССР в 1990 г. и ВМФ РФ в 2015 г. Подводные лодки и надводные корабли. Offiziere.ch

Обратим внимание на саму постановку вопроса. Если какая-то страна заботится о своей безопасности и выстраивает рубежи обороны, то она тем самым создает угрозу США и их союзников по НАТО. То есть военное строительство во всем мире должно быть подчинено исключительно интересам Вашингтона и его партнеров. И никак иначе. Это даже не парадокс, а паранойя.

Как утверждает Фогго, «русские строят серию малозаметных дизель-электрических подводных лодок, которые являются элементом российской стратегии воспрещения доступа». И в самом деле, ДЭПЛ проекта 06363 – отличные субмарины, способные выполнять широкий круг задач: осуществлять патрулирование, вести разведку, наносить удары по береговым и морским целям, ставить мины, транспортировать боевых пловцов и т.д. Очевидно, им по силам «воспрещать доступ» враждебным России силам в те или иные акватории, примыкающие к берегам страны. Но, наш взгляд, в данном конкретном случае «палтусы» притянуты к «российской стратегии воспрещения доступа» явно за уши, поскольку та не имеет никакого отношения к четвертой битве за Атлантику.

Не были забыты американскими экспертами и российские многоцелевые атомоходы проекта 885 «Ясень». «АПЛ «Северодвинск» производит сильное впечатление», – с явным сожалением констатирует командующий 6-м флотом. «Имеющиеся у русских подводные лодки вызывают у нас серьезную обеспокоенность, – подпевает адмиралу Элерик Фриц, – так как они очень боеспособны и являются чрезвычайно маневренным инструментом российских Вооруженных Сил».

Аналогичного взгляда придерживается и британский вице-адмирал Клайв Джонстон, возглавляющий Военно-морское командование НАТО. Ряд его высказываний на этот счет привел широко известный международный военно-технический и военно-политический журнал Jane's Defence Weekly. Этот адмирал говорит, что Североатлантический альянс обеспокоен рекордно высоким уровнем активности российских подводных лодок в Северной Атлантике: «Деятельность русских подводных лодок в Северной Атлантике в настоящее время равняется или даже превосходит уровни холодной войны. Русские подводные лодки не только возвращаются к уровню холодной войны в оперативной деятельности, но они также совершили большой скачок в своих технологических характеристиках и демонстрируют уровень русского потенциала, который мы не видели прежде».

БЛЕДНАЯ ТЕНЬ

Однако далеко не все западные военно-морские специалисты демонстрируют столь откровенные алармистские настроения. Имеется довольно значительная группа экспертов, которая не разделяет взглядов своих коллег.

«Российский подводный флот, двадцать лет пребывавший в спячке без морских походов и денег на боевую службу, снова начинает подавать признаки жизни, – отмечает сотрудник Института Кеннана при Центре Вудро Вильсона Майкл Кофман в статье, размещенной на сайте телекомпании CNN. – Россия долгое время отсутствовала в подводном мире, из-за чего большинство стран НАТО либо сократили свой подводный флот, либо полностью отказались от сил и средств ведения подводной войны. Отношения с Россией были в политическом плане раздражительными, но в военной сфере стабильными, а российский подводный флот стоял у стенки и во многих случаях ржавел и тихо умирал у пирсов».

Боевые корабли ВМФ СССР в 1990 г. и ВМФ РФ в 2015 г. Подводные лодки и надводные корабли. Offiziere.ch

Трудно не согласиться с оценкой американского эксперта. Подобная картина наблюдалась не только в подводном флоте, но в ВМФ РФ в целом. Швейцарский сайт Offiziere.ch опубликовал 16 декабря прошлого года сравнительную таблицу, составленную Луисом Мартином-Визианом, о корабельном составе ВМФ СССР в 1990 г. и Российского ВМФ в 2015 году. В ней есть незначительные неточности, но они не влияют на общую картину. Из таблицы явствует, что за четверть века количество боевых кораблей в составе флота уменьшилось с 657 единиц до 172, в том числе количество РПКСН сократилось с 59 единиц до 13, включая опытовый «Дмитрий Донской» проекта 941У, АПЛ с крылатыми ракетами с 58 единиц до 6, многоцелевых атомоходов с 64 единиц до 17, ДЭПЛ с 59 единиц до 20, крейсеров (автор таблицы по принятой в НАТО практике включает в их число также большие противолодочные корабли проектов 1134А и 1134Б) с 30 единиц до 3, эсминцев с учетом БПК проектов 1155 и 11551 с 45 единиц до 14, фрегатов и корветов (сторожевых кораблей) со 122 единиц до 10, больших десантных кораблей с 42 единиц до 19. Общее количество малых ракетных кораблей, ракетных катеров и малых противолодочных кораблей, которые плотно и надежно держали оборону берегов страны, упало со 168 единиц до 68. В таблице не представлены минно-тральные корабли, десантные и артиллерийские катера, но известно, что и их количество катастрофически «обвалилось». Если учесть, что эти силы практически не обновлялись и «растянуты» на пять морских и океанских театров (см. карту-схему разведки ВМС США), говорить о возвращении ВМФ РФ к уровню времен холодной войны просто смешно.

«Реальность такова, – указывает Майкл Кофман, – что российские подводные силы сегодня – это лишь бледная тень грозного советского подводного флота, который насчитывал сотни субмарин. Несмотря на все разговоры о боеготовности, выйти в море в любой момент времени в настоящее время способна лишь половина российских субмарин… И, хотя активность российского подводного флота существенно выросла, по крайней мере, если судить по заявлениям командования ВМФ страны, эти цифры могут произвести впечатление только в сравнении с началом 2000-х годов, когда подводные лодки почти не выходили в море. Заявления о том, что российские подводные силы действуют «на уровне холодной войны», – это в лучшем случае преувеличение. Такое просто невозможно. Эти силы выходят из комы, бросают традиционный вызов НАТО в Средиземноморье и в Северной Атлантике, но у них карликовые размеры по сравнению с советским подводным флотом времен холодной войны».

Майкл Кофман обращает внимание на то, что строительство российских ПЛАРБ и ПЛАРК идет с отставанием от графика, «да и вся программа военного кораблестроения находится под вопросом из-за российских экономических невзгод». В интервью тому же изданию The National Interest Кофман уделил больше внимания АПЛ проекта 885 «Ясень», обратив внимание на то, что головная субмарина этого типа не только слишком долго строилась, но и очень долго испытывалась: «Первая лодка типа «Ясень» проходила морские испытания несколько лет и лишь в этом году вошла в строй».

Развертывание подводных лодок и надводных кораблей ВМФ РФ по флотам и флотилиям. По данным военно-морской разведки США.

Тут нельзя не вспомнить, что АПЛ «Северодвинск» была передана в опытную эксплуатацию 30 декабря 2013 г., а 17 июня следующего года ее официально включили в состав ВМФ РФ. Однако в марте текущего года заместитель главнокомандующего ВМФ России вице-адмирал Александр Федотенков сообщил, что эта субмарина «завершила опытную эксплуатацию». Так когда же это случилось: в июне 2014 г. или в марте 2016-го? Тут надо заметить, что в официальном заявлении пресс-службы Северного флота от 19 марта сего года говорилось не об «опытной эксплуатации», а о «завершении освоения головного корабля проекта «Ясень». Можно предположить, что в июне 2014 г. лодку ввели в строй авансом, поскольку ожидался приезд на Северный флот президента Владимира Путина, а демонстрировать главе государства и Верховному главнокомандующему неготовый боевой корабль, о выдающихся характеристиках которого столь много говорилось и писалось, флотским начальникам было как-то неловко.

Боевые корабли ВМФ СССР в 1990 г. и ВМФ РФ в 2015 г. Подводные лодки и надводные корабли. Offiziere.ch

Обращая внимание на низкие темпы строительства АПЛ типа «Ясень», Майкл Кофман говорит: «Каждая последующая лодка, по сути дела, строится кустарным способом. Кто знает, какими характеристиками будет обладать следующая лодка «Казань» или та, что будет построена после нее? На их строительство уходит так много времени, что о серийном производстве не может быть и речи». Нельзя не согласиться с этим доводом. При закладке «Казани» в 2009 г. говорилось, что лодка войдет в строй в 2014 году. Потом график сдвинули вправо – до 2017 год. Теперь официально заявлено, что флот получит субмарину в 2018 году.

И все-таки и Майкл Кофман видит угрозу со стороны российских субмарин. «Конечно, – заключает он, – если учитывать сокращение американских ВМС, особенно на европейском театре, а также пробелы союзников по НАТО в строительстве современных сил и средств, даже такой маленький подводный флот может создавать проблемы, поскольку его сложно отследить и сдержать. Так что военные руководители правы, выражая обеспокоенность в обстановке сегодняшней конфронтации и нестабильных отношений с Россией».

НЕ ПРЕУМЕНЬШАЯ И НЕ ПРЕУВЕЛИЧИВАЯ

Такого же подхода, то есть не преуменьшая, но и не преувеличивая возможности современного российского флота, прежде всего подводного, придерживается и кэптен в отставке ВМС США Томас Федышин. Он профессиональный военный моряк – служил на разных кораблях американского флота, в том числе командовал ракетным эсминцем William V. Pratt (DDG 44) и ракетным крейсером Normandy (CG 60), был военно-морским атташе в России, – а теперь военно-морской эксперт, директор исследовательской группы «Европа-Россия» Военно-морского колледжа США, где готовят высшие офицерские кадры Военно-морских сил Соединенных Штатов. В статье под красноречивым заголовком «Путинский ВМФ – больше, чем потемкинские деревни», опубликованной журналом Proceedings в мае этого года Федышин пишет: «Западные эксперты склонны делать поспешные выводы о слабости Военно-морского флота России, когда утверждают, что русские лишь блефуют и пускают пыль в глаза. Хотя многое и делается напоказ, российский флот по-прежнему опасен». В подтверждение этого тезиса он приводит несколько примеров. Так, с 2009 г. заметно увеличилась наплаванность российских моряков. По его словам, хотя информагентство ТАСС наверняка преувеличивает, когда сообщает, что 70 военных кораблей ВМФ постоянно присутствуют на боевом дежурстве в Мировом океане, нельзя не отметить кардинальное увеличение времени, проводимого российскими моряками в походах. «Об этом мало говорят, но на новых российских кораблях и тех, что выполняют наиболее важные задачи, больше нет военнослужащих срочной службы, – подчеркивает автор публикации. – Таким образом, растет уровень подготовки моряков, что, безусловно, положительно сказывается на состоянии ВМФ». Увеличилось количество маневров, в том числе совместных с ВМС других государств. В прошлом году ВМФ РФ и ВМС Китая провели самые большие в своей истории совместные учения в Японском море, а также в Средиземном море.

Особое внимание Томас Федышин обращает на роль ВМФ РФ в сирийском кризисе: «В октябре последовали неожиданные пуски крылатых ракет морского базирования с Каспийского моря и в октябре со Средиземного моря. Российские ракеты пролетели более 1500 км и поразили силы террористов».

И вот какой вывод делает автор: «В конце концов, российский ВМФ стал достаточно большим и сильным, чтобы Россия могла оказывать влияние на международные дела в близлежащих регионах. И это ружье способно выстрелить в цель… Проанализировав ВМФ РФ с точки зрения морской стратегии, проводимых операций и состояния кораблестроения в стране, мы приходим к выводу, что российский флот вернул статус одного из ведущих в мире. Его нынешнее состояние лучше, чем когда-либо со времен окончания холодной войны. Если судить по классическим принципам потенциала и намерений, ВМФ РФ можно считать угрозой интересам Запада – по крайней мере, в прибрежных водах России. Тем не менее, поскольку российский флот заметно уступает силам НАТО в отрытых морях и океанах, маловероятно, что он будет проводить серьезные демонстрации силы или какие-либо наступательные операции вдали от родных берегов».

Многоцелевая АПЛ «Северодвинск» – головная боль американских адмиралов.

ВЫБОР ОРУЖИЯ

Подведем некоторые итоги дискуссии о современном состоянии российского флота. Да, сейчас и в обозримом будущем ВМФ РФ не сможет соревноваться с военно-морскими силами США, других стран НАТО, а также их партнеров в Азиатско-Тихоокеанском регионе ни по количеству кораблей, ни по типоряду ряда классов надводных кораблей. Для выполнения поставленных перед Военно-морским флотом задач по недопущению агрессии против России с морских и океанских направлений следует максимально точно определиться с составом сил и средств, способных надежно защитить страну, особенно в нынешних весьма стесненных финансовых обстоятельствах. Сейчас же здесь наблюдаются разброд и шатания. Например, в средствах массовой информации нередко можно встретить высказывания высокопоставленных военных и деятелей судостроительной промышленности о подготовке к строительству атомных эсминцев крейсерского водоизмещения и атомных авианосцев. Кроме огромных затрат и немереных сроков это ни во что не выльется.

Боевые корабли ВМФ СССР в 1990 г. и ВМФ РФ в 2015 г. Подводные лодки и надводные корабли. Offiziere.ch

За двадцать лет фактического простоя судостроительной отрасли утрачены кадры, многие ключевые навыки и технологии. Между тем, флот срочно нуждается в обновлении. Достаточно сказать, что самый крупный и мощный российский Северный флот из надводных кораблей получил за четверть века только тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий» и БПК «Адмирал Чабаненко», заложенные в советские времена и вошедшие в строй в 90-е годы прошлого века. Правда, в этом году ожидается поступление противодиверсионного катера «Грачонок» проекта 21980 водоизмещением 140 т.

Российская промышленность уже сейчас способна вести серийное строительство тральщиков и малых ракетных кораблей. Последние доказали свою высокую эффективность в сирийской операции. Они не только наносят ракетные удары по террористам, но и несут охрану с моря российских объектов на территории САР. Удачными и сбалансированными получились и фрегаты проекта 11356Р/М. Их строительство, как известно, сдерживают санкции на поставки газотурбинных двигателей. Но рано или поздно эта проблема будет решена. Требуется довести до ума и еще более совершенные фрегаты проекта 22350, а также корветы проекта 20380/20385. Именно фрегаты должны стать верхней планкой в надводном военном кораблестроении России. Эти многоцелевые корабли способны решать все задачи, стоящие перед ВМФ РФ в ближней и дальней зонах.

Ставка на суперкорабли – бесперспективна. И потому, что мы разучились их строить, и потому, что они безумно дороги, и потому, что, несмотря на всю свою сверхвооруженность, ВМС США и НАТО смогут справиться с ними. Далеко за примерами ходить не надо. Официально объявлено, что сроки передачи ВМФ после модернизации тяжелого атомного крейсера «Адмирал Нахимов» сдвинуты с 2018 г. на два года вправо. Напомним, что работы на нем стартовали весной 2014 г., но до сих пор не завершена расчистка старых конструкций. Очевидно уложиться с переоснащением корабля не удастся и к 2020 году. Придется снова «рулить» вправо. Тем временем за те же деньги можно построить несколько так необходимых фрегатов и еще больше корветов, не говоря уже об МРК – их счет пошел бы на десятки.

Как сообщила недавно Lenta.ru, оборонная промышленность и ВМФ России рассматривают возможность оснащения ядерными энергетическими установками всех боевых кораблей 1-2 ранга нового поколения. Такой тренд, дескать, связан с тем, что разработка и производство ядерных энергетических установок налажены в России и не зависят от поставок из-за рубежа. Как поведал источник агентства, «речь идет о создании линейки унифицированных установок для надводных кораблей водоизмещением от 4000 т (фрегат) до 80 и более тысяч тонн (авианосец), мощностью, условно, от 40 до 200 мегаватт. С учетом того, что потребности ВМФ в ближайшие двадцать лет в кораблях 1-2 ранга можно оценить примерно в 40 единиц, производство такого количества установок не составит особых сложностей».

Складывается парадоксальная ситуация: мол, потому что у нас нет надежных дизелей и в настоящее время вообще нет газовых турбин, давайте оснащать большие надводные корабли АЭУ. А кто-нибудь подсчитывал стоимость этой задумки? У России до сих пор существуют проблемы с утилизацией выведенных из эксплуатации атомных силовых установок, и мы вынуждены обращаться за иностранной помощью, пугая соседей, что без их содействия мы можем отравить радиоактивными отходами полпланеты. Наконец, подумали ли о том, что военный корабль с АЭУ будет бороздить моря и океаны в веселой компании катеров и судов «Гринпис» и его не пустят в большинство портов мира? Поэтому и флаг демонстрировать некому. С помощью ядерных монстров можно лишь пугать зарубежных обывателей и вытрясать из них деньги на военные расходы США, НАТО и иже с ними. А в итоге это приведет к тому, что ВМФ РФ вообще не получит кораблей – ни больших, ни малых.

Опыт эпохи холодной войны и нынешних времен убедительно доказывает, что «достать» враждебные нам страны мы можем только подводными лодками. Поэтому строительство многоцелевых атомных субмарин не должно растягиваться на десятилетия, а стать строго ритмичным. «Ясени» действительно отличные лодки (о них подробнее см. журнал «Национальная оборона» №3/2015). Они не должны устаревать на стапелях.

Малый ракетный корабль «Серпухов» проекта 21631 на боевой службе в Средиземном море.

В марте этого года стало известно о работах по многоцелевой атомной подводной лодке пятого поколения, получившей шифр «Хаски». Ее облик пока еще формируется, но известно, что она станет дальнейшим развитием АПЛ проекта 885 и будет вооружаться гиперзвуковыми ракетами «Циркон», испытания которых уже начались. По компьютерным рисункам этой субмарины, появившимся в Интернете, конечно, трудно судить о будущем корабле, тем паче, что сам этот «образ» может не соответствовать действительности или будет со временем изменяться. И все-таки и по нему можно составить определенное представление о будущей АПЛ. Идеально обтекаемый веретенообразный корпус «Хаски» сильно напоминает опытовую подводную лодку-лабораторию СС-530 проекта 1710, которая в свое время создавалась для исследований в области гидродинамики и акустики перспективных субмарин. Фирменная малахитовская лимузинная форма ограждения выдвижных устройств тоже способствует исключительно «чистому» бесшумному обтеканию. Всю носовую оконечность занимает обтекатель конформной крупногабаритной антенны ГАС. За ним крышки двадцати двух вертикальных пусковых установок для стрельбы ракетами и торпедами. При этом в каждой ПУ могут размещаться по несколько единиц торпедного или ракетного оружия. Они также могут использоваться для размещения необитаемых подводных аппаратов и транспортировщиков боевых пловцов. Движитель лодки опять же для снижения шумности – в кольцевой насадке типа Pump Jet. Хвостовые рули – крестообразные. О ядерной энергетической установке «Хаски» и электронном оснащении можно только гадать. Но, несомненно, эта АПЛ будет высокоавтоматизированным кораблем – дальнейшим развитием высокоскоростных субмарин проекта 705, имевших на Западе обозначение «Alfa».

Фрегат «Адмирал Эссен» проекта 11356Р/М – хорошо сбалансированный корабль.

В конце этого месяца ожидается закладка АПЛ «Пермь» – шестой лодки семейства «Ясень», а через год еще одной, завершающей серию. Затем начнется строительство лодок типа «Хаски».

Подводные лодки с ядерными установками у нас в стране и за рубежом обходятся дорого, даже очень дорого. Часть выполняемых ими задач могут взять на себя ДЭПЛ или НАПЛ. К первым относятся субмарины проекта 06363, шесть из которых предназначены для Черноморского флота и три из которых уже прибыли к месту приписки – Новороссийск. Еще шесть таких лодок будут построены по несколько измененному проекту для Тихоокеанского флота для «охлаждения» антироссийских страстей в Японии.

А в 2018 г. на Адмиралтейских верфях предполагается закладка уже НАПЛ типа «Калина» – неатомной лодки пятого поколения со вспомогательной воздухонезависмой (анаэробной) энергетической установкой (ВНЭУ), которая позволит субмарине несколько недель не всплывать на поверхность. Это станет качественным скачком в развитии подводных сил России.

Предполагаемый вид перспективной АПЛ «Хаски».

Как мы знаем, «палтусы» проекта 06363 могут наносить ракетные удары по противнику. Но находиться под водой они способны всего несколько суток. То есть эти субмарины вынуждены всплывать для подзарядки аккумуляторных батарей и тем самым демаскировать себя. Даже использование устройства работы двигателя под водой (шнорхеля) не позволяет гарантировать незаметность. И только ВНЭУ и литий-ионные аккумуляторы большой емкости, а еще лучше комбинация этих источников энергии, дают возможность неатомным ПЛ быть действительно подводными.

Если все сложится, а мы в это верим, то НАПЛ типа «Калина» и их модификации должны стать самыми массовыми кораблями российского флота, может быть не столь многочисленными, как ДЭПЛ 613 проекта (215 единиц) в советские времена, но о 50-60 единицах говорить можно. И тогда «волчьи стаи» ВМФ РФ, состоящих из «калин», «палтусов», «ясеней» и «хаски», смогут оказать плотный прессинг берегам Америки, европейских государств НАТО и их партнеров в других регионах мира. Это необходимо для того, чтобы отогнать из морей, омывающих Россию, эсминцы типа Arleigh Burke с противоракетами SM-3 и крылатыми ракетами Tomahawk. Они вынуждены будут уйти для обеспечения противолодочной обороны Соединенных Штатов


 

НОВОСТИ

На Судостроительной фирме «Алмаз» в Санкт-Петербурге состоялась закладка сразу трех кораблей для Береговой охраны Пограничной службы ФСБ РФ.
Зеленодольский завод им. А.М. Горького отправил на Балтику очередной противодиверсионный катер проекта 21980 «Грачонок» разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Завершены испытания нормобарических скафандров разработки компании «Дайвтехносервис», создающих водолазу на большой глубине атмосферные «земные» условия.
Производственный цех нижегородского ЦКБ по СПК им. Р.Е. Алексеева спустил на воду и начал испытания рабоче-разъездного катера 21770 «Катран» разработки ЦМКБ «Алмаз».
Городецкая Судоремонтно-судостроительная корпорация (ССК) из Городца Нижегородской области передала Северному флоту плавучий тяжелый железобетонный причал ПЖТ-86 проекта 16181.
На Ленинградском судостроительном заводе «Пелла» спущен на воду рейдовый буксир РБ-393 проекта 90600, построенный для Военно-морского флота РФ.
Тихоокеанский флот получил гидроакустические приборы для защиты кораблей, подводных лодок и морских баз от торпед и субмарин противника.
На рыбинском судостроительном заводе «Вымпел» спущен на воду головной малый гидрографический катер проекта 21961 разработки нижегородского КБ «Вымпел».
Министерство обороны РФ заказало 55 гидроакустических комплексов (ГК) «Кряква» для ВМФ РФ.
Рыбинский судостроительный завод «Вымпел» спустил на воду второй, третий и четвертый патрульные катера проекта 12150 «Мангуст» разработки ЦМКБ «Алмаз» программы 2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100