В петле «проблем» и «агонии»
Стратегические недостатки российского флота

Военно-морская мощь характеризуется взаимозаменяемостью и оперативной гибкостью. Из-за относительной открытости морских пространств корабли и флоты могут перемещаться между портами и зонами кризисов, ведя боевые действия или оказывая влияние на обстановку. На самом деле, одним из ключевых факторов привлекательности военно-морской мощи является то, что корабли способны осуществлять ответные действия в кризисной ситуации в различных местах, не требуя при этом привлечения политических сил, длительных обязательств и мощной инфраструктуры.

Роберт ФАРЛИ

(World Politics Review, США)

 

Но из всех крупных морских держав Россия по-прежнему наиболее прочно связана по рукам и ногам своей неудачной морской географией. Ее боевые корабли базируются в Северном Ледовитом и Тихом океанах, на Балтийском и Черном морях, и поэтому не могут оказывать друг другу оперативную поддержку. Эту проблему наиболее драматично продемонстрировала русско-японская война 1904 г., в ходе которой Императорский японский флот по сути дела уничтожил Тихоокеанский и Балтийский флоты России. Черноморский флот избежал той же участи только из-за непреклонности османов. Российская военно-морская политика страдала от аналогичных трудностей в годы Первой и Второй мировых войн, а также во время «холодной войны».

Следовательно, каждый раз, когда Россия принимает решение о базировании своих кораблей, она сталкивается с дилеммой стратегического порядка. Из-за большой удаленности флотов действующие в одном районе корабли в моменты кризиса невозможно оперативно перебросить в другой район, и то влияние, которое флот оказывает в окружающем его регионе, нельзя перенести на другие регионы. Короче говоря, российская военно-морская мощь не отличается ни взаимозаменяемостью,  ни оперативностью своих сил. Другие государства сталкиваются с похожими проблемами, но обычно не в такой степени. Поэтому размещение сил и средств ВМФ России должно соответствовать уровню политической и стратегической значимости того или иного региона, чего не требует стратегическое планирование других государств.

Эти факты необходимо учитывать при анализе угроз и перспектив российской военно-морской мощи. Те возможности, которые может дать партнерство с дружественным российским ВМФ, а также те угрозы, которые способен создать враждебный российский флот, имеют ограничения в виде тех же самых географических факторов.

Председатель Комитета начальников штабов Вооруженных Сил США адмирал Майк Маллен беседует на приеме с автором статьи в World Politics Review Робертом Фарли.

Аналитики расходятся в своих оценках относительно того, какие замыслы в большой стратегии России на будущее может отражать планируемое размещение сил и средств российского ВМФ. Армейский подполковник Джон Моучан опубликовал недавно в журнале Proceedings Института ВМС США статью, в которой утверждает, что планы по наращиванию боевого потенциала российского Черноморского флота представляют угрозу для интересов США и НАТО на Кавказе. С другой стороны, Дмитрий Горенбург (старший аналитик Центра стратегических исследований Гарвардского университета – прим. ред.) заявляет, что военно-морской потенциал России на Черном море не представляет угрозы для НАТО. Наоборот, утверждает Горенбург, российские силы в Черном море могут оказывать поддержку действиям Североатлантического альянса в Средиземном море в рамках операции Active Endeavour («Активные усилия»), а также у берегов Сомали. Более того, отмечает он, в действительности военно-морское будущее России находится на Тихом океане. Горенбург сообщает, что два первых десантных корабля класса «Мистраль» французской постройки Россия планирует направить на Тихоокеанский флот. Похоже, данный факт подтверждает его точку зрения.

В более широком плане эти дебаты проходят на фоне продолжающегося упадка военно-морской мощи России. Да, в российском ВМФ есть несколько современных кораблей, но у многих срок нормальной эксплуатации подходит к концу. Несмотря на некие признаки жизни, подаваемые в последнее время российским кораблестроением, состояние этой отрасли можно охарактеризовать чем-то средним между словами «проблема» и «агония». Темпы строительства новых кораблей отстают от темпов старения и вывода из эксплуатации старых. Планы постройки новых авианосцев в дополнение к «Адмиралу Кузнецову» отложены на неопределенный срок. Последним самым важным российским проектом стал план закупки во Франции четырех десантных кораблей класса «Мистраль». Два из них будут строиться во Франции, а два – в России. Один из ключевых доводов в пользу сделки по «мистралям» состоит в том, что это поможет оживить российскую кораблестроительную отрасль. Москва долгие месяцы стойко держала оборону в ходе трудных переговоров с Францией, добиваясь того, чтобы на российских верфях строились два корабля, а не один, на чем настаивали французы.

В российских решениях присутствует определенная опасность в плане внешней перспективы. Но перемещение центра внимания с Атлантики на Тихий океан кажется весьма разумным решением российских военно-морских стратегов. Если говорить в целом, то военно-морские силы стран Западной Европы находятся в упадке. ВМС Великобритании будут существенно сокращены в результате принятия мер жесткой бюджетной экономии. Франция на неопределенный срок отложила постройку второго авианосца. Другие крупные ВМС Европы, включая итальянские и испанские, поддерживают вполне приличный уровень, но не увеличиваются. Следовательно, даже в условиях снижения военно-морской мощи России степень ее защищенности с моря от Запада не уменьшается. Черное море по-прежнему  вызывает озабоченность у Москвы, но Россия обладает территориальным превосходством над Грузией, а с большинством других черноморских стран у нее вполне добрососедские отношения.

Если морская угроза со стороны Европы снижается, то азиатские флоты усиливаются и расширяются, и позиции России как тихоокеанской морской державы кажутся все более непрочными. Традиционно там ключевую роль играют Морские силы самообороны Японии и ВМС США, но в этом регионе появляются и новые мощные игроки. Самым важным среди них стали ВМС Народно-освободительной армии Китая, которые сегодня имеют в своем составе большое количество надводных кораблей и подводных лодок, а вскоре могут приступить к своему первому эксперименту с авианосной авиацией. ВМС Южной Кореи также накачивают свои мускулы, и сегодня в их состав входят одни из самых крупных в мире и современных военно-морских формирований. Свой амбициозный план по развитию ВМС осуществляет и Индия. Следовательно, географический центр военно-морской мощи сместился к Востоку, и произошло это в тот момент, когда мировая морская торговля также в значительной степени переместилась в Тихий и Индийский океаны. Поэтому и российскому ВМФ есть смысл последовать за остальными в своих приоритетах.

Корабли российского флота на учениях.

Но если усиление группировки российского флота на Тихом океане может успокоить и утешить грузин, то долгосрочные стратегические проблемы США оно не снимает. Напротив, возвращение российского флота в Тихий океан существенно осложняет военно-морскую ситуацию в Азии. В отдаленной перспективе планирующие органы ВМС США могут получить более острую головную боль от российского Тихоокеанского флота, нежели от заключенного в тесные рамки Черноморского флота. Сильный Тихоокеанский флот даст России возможность «грозить» Японии или, скажем, оказывать воздействие на ситуацию на Корейском полуострове в кризисной обстановке.

Положительный момент заключается в  том, что российский Тихоокеанский флот способен помочь в реализации Инициативы по обеспечению гарантий нераспространения и в сдерживании усиливающегося китайского влияния. (По иронии судьбы в военно-морском соперничестве между Россией и Китаем, которое может возникнуть в перспективе, российские корабли будут противостоять китайским, которые либо закуплены в России, либо построены по ее проектам). Кроме того, проблемы пиратства, контрабанды и торговли людьми не ограничиваются сомалийскими водами. А усиление военно-морского присутствия там, где эти проблемы существуют, поможет в их решении.

Безусловно, военно-морские ястребы в США найдут массу причин и оснований для того, чтобы начать бить тревогу, причем независимо от того, где будет базироваться основная масса российского флота: на Севере, на Черном море или в Тихом океане. Но американские военные стратеги должны помнить, что российский флот будет и впредь страдать от серьезных географических препятствий, которые ограничивают его возможности в вопросах оперативности, составляющей основу военно-морской мощи. Будут ли ВМС США рассматривать российский Военно-морской флот в качестве противника или партнера, они в любом случае должны учитывать этот его ключевой недостаток.

Роберт ФАРЛИ – доцент Школы дипломатии и международной коммерции имени Паттерсона Университета Кентукки. К сфере его интересов относятся вопросы национальной безопасности, военной доктрины и военно-морские проблемы.

Перевод с английского – ИноСМИ.ru


 

НОВОСТИ

На реализацию госзаказа в 2019 г. предусмотрено почти 1,5 трлн. рублей, заявил глава военного ведомства генерал армии Сергей Шойгу в ходе очередного заседания Коллегии Министерства обороны России.
Более 30 комплексов радиоэлектронного противодействия «Хибины-2» получили специалисты наземных служб для оснащения самолетов Су-34 авиационного полка Ленинградской армии ВВС и ПВО Западного военного округа, дислоцированного в Воронежской области.
Тактико-техническое задание на тяжелый ударный беспилотник «Скат» планируется утвердить в Министерстве обороны России до конца года, после чего начнутся опытно-конструкторские работы, заявил в интервью РИА «Новости» генеральный директор РСК «МиГ» Илья Тарасенко.
В рамках учения по обеспечению комплексной безопасности объекта атомной энергетики, проходящего в Смоленской области, военнослужащими войск РХБ защиты был замаскирован объект Смоленской АЭС.
АО «Рособоронэкспорт» обсудило состояние и перспективы экспорта продукции военного назначения в ходе Петербургского международного экономического форума 2019 г.
В Архангельской области началось строительство производственно-логистического комплекса для нужд МО РФ, сообщил заместитель министра обороны России генерал армии Дмитрий Булгаков. По его словам, строительство планируется завершить в 2021 г.
В Свердловской и Челябинской областях специалисты РЭБ Центрального военного округа (ЦВО) впервые апробировали подавление воздушных средств с применением сразу трех наземных комплексов: «Красуха», «Житель» и «Борисоглебск».
В Ульяновске прошел пятый Открытый Корпоративный чемпионат ОАК по профессиональному мастерству в авиастроении по стандартам WorldSkills. Главный Кубок завоевала команда «Сухого».
В День России, 12 июня, работники Компании «Сухой» создали Аллею Авиаторов ОКБ Сухого.
Ижевский электромеханический завод «Купол» (входит в состав Концерна ВКО «Алмаз – Антей») представил на Международном военно-техническом форуме «Армия-2019» полномасштабный макет ЗРК семейства «Тор» на четырехосном колесном шасси производства Брянского автомобильного завода.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100